Альберто Моранди: «Настало наше время, мы можем диктовать свою цену»

97
Интервью. Партнер Capman Russia Fund, проработавший в России 20 лет, как никто другой понимает, почему западных инвесторов пугает здешний рынок. Они и до кризиса боялись иррационального уклада жизни и маргинального рынка.

Альберто, почему иностранные инвесторы настороженно относятся к России?
– Россия все еще не до конца им понятна. Также срабатывает стадный инстинкт. Когда парочка нормальных инвесторов начинает что-то делать на российском рынке, то подтягиваются остальные. А результаты ведь не плохи, многие заработали приличные деньги, особенно на фондовом рынке. Но в целом страна остается провинциальным, маргинальным, иными словами, неосновным рынком для инвестиций. Инвесторов, которые готовы делать ставку на Россию, немного. При этом к Китаю совершенно иное отношение. Хотя я считаю, что как раз в Россию инвестировать безопаснее, имея от этого большую отдачу. Ведь китайский рынок сильно зарегулирован, инвесторов туда пускают только для выполнения каких-то локальных задач.
Как ситуация изменилась за последний год?
– Сектор private equity сильно пострадал, инвесторы попросту исчезли, причем еще летом 2008 года. Сейчас в России очень мало фондов прямых инвестиций (ФПИ), которые располагают живыми деньгами. Полноценно существовать только на управлении компаниями, в которые уже вложены деньги, ФПИ не могут. Жизнь фонда состоит из необходимости постоянно инвестировать в какие-то проекты. Это непрерывный процесс: по договору с инвесторами команда не должна поднимать новые деньги, пока не вложила, например, 70% средств, как это устроено у Capman Russia Fund. А ведь процесс поиска инвестиций, в свою очередь, также занимает длительное время.
А что произошло с российскими инвесторами?
– Людей, которые работали в принятом на Западе типе private equity, в России очень мало. И фондов, которые используют западный подход, также немного. Здесь более распространены портфельные инвесторы и рейдеры, этакий спекулятивный профиль. Инвесторы в западном понимании в России так и не появились. Типичный инвестор должен быть готов давать обязательства – commitments – на достаточно долгий срок. Например, он обещает, что зарезервирует определенную сумму в течение пяти лет для некоего фонда. И как только фонд находит подходящий проект, то инвестор в течение двух недель перечисляет деньги. Российские инвесторы обещают, но в случае сложной ситуации – отказывают. Так случилось и в этот кризис, когда многие сказали: «Ребята, мы вам обещали, но, извините, денег нет».
Не верю, что на Западе таких отказников не оказалось.
– Есть, однако в России гораздо сложнее найти желающих вложиться в ФПИ. Например, мы говорим местному инвестору: есть перспективная компания, хочешь участвовать? Он отвечает: о’кей, готов дать миллион на сделку – через месяц-два. Типичное поведение. Всем нравится, что Capman пытается работать с небольшими российскими компаниями – доходность больше, чем на депозитах. Но всегда останавливаемся на этапе обсуждения договоров о commitments. Такой подход, когда все регулируется жесткими правилами, с российскими инвесторами очень сложен. Они не готовы принять на себя долгосрочные обязательства. Так было и до кризиса. Возможно, дело в том, что они предпочитают «крутить» деньги быстрее, а возможно, у них нет уверенности, что через какое-то время этот самый миллион будет свободен.
Фондов на отечественном рынке стало меньше?
– До кризиса десятки ФПИ оперировали российскими деньгами, правда, они работали несколько по иным правилам, чем принято на Западе. Таких остались единицы. Фонды, ориентированные в работе на зарубежные стандарты, пострадали несильно. Например, у Capman Russia Fund ситуация неплохая, потому что мы успели получить 118 млн евро – хотя планировали 150 млн евро. Мы работаем только с иностранными инвесторами – 10 институционалов, в их числе ЕБРР. Они управляют миллиардами евро и наши 2–3 млн евро для них вопрос одного дня оборотных средств.
Удивительно, ведь Capman вышла на российский рынок перед самым кризисом…
– Capman, управляющая 3,5 млрд евро за границей, независимо от кризиса решила расширяться географически и попросту купила здесь команду Norum, которая уже 10 лет работала на российском рынке. Тогда фонд Norum составлял 56 млн евро, с помощью Capman его размер увеличился до 118 млн евро. На тот момент Norum вел 24 сделки, из них к началу кризиса было продано 20. С убытком мы вышли только из двух компаний. Теперь мы осваиваем вновь привлеченные средства. Надеюсь, что до конца 2010 года вложим всю требуемую сумму и в 2011 году начнем снова искать деньги.
Вы считаете кризис хорошим временем для поиска проектов?
– Именно сейчас очень хорошее время для вложений. Мы занимаемся только средними по размеру игроками или ниже среднего. Это позволяет избегать зарегулированных сырьевых отраслей. Мы не настолько велики, чтобы играть на рынках «больших пацанов». Наш размер – от 5 до 15 млн евро в одном проекте. Правда, кризис предоставляет возможность вкладываться в чуть более крупные активы, так как их стоимость упала.
Некоторые говорят, что сейчас фондам лучше бы заняться не поиском сделок, а управлением имеющимися портфелями…
– Будь у нас 10 компаний, из которых 8 проблемных, то все наше время уходило бы на них. Потом, в последний год действительно было сложно куда-либо вложить деньги. Все выжидали, что будет дальше. Но в 2010 году ФПИ стоит вновь задуматься об инвестициях – ведь понятно, что цены, которые на данный момент достаточно низки, будут расти.
Однако исчезли ориентиры, по которым можно оценивать активы…
– Да, это проблема. Теперь мы исходим из гораздо более низких мультипликаторов, чем ранее. А потому у многих предпринимателей есть сложности с их восприятием. Год назад бизнесмены считали, что мультипликатор для их компаний равен 8–10, а ты им теперь предлагаешь 4–6. Реакция очень болезненная. Тем не менее компании идут на сделки. Настало наше время, мы можем диктовать свою цену. Инвесторов мало, банки как вариант финансирования еще не рассматриваются, российских шальных денег, как пару лет назад, нет, соответственно, нет и того ажиотажа.
То есть фонд при деньгах, конкурентов мало, а деньги компаниям нужны как никогда…
– Мы действительно чувствуем себя лучше, чем два года назад. Многие конкуренты ушли, хотя, говорят, появляются новые. Деньги мы готовы вложить в ближайшее время, а предприятий, которым средства требуются – огромное количество. Мы нашли четыре фирмы, в которые с высокой степенью вероятности будем вкладываться в течение ближайших трех месяцев. Из тех, кто не может привлечь банковские деньги на пополнение оборотных средств. Совсем проблемными активами не занимаемся, однако умеренно проблемным наши деньги нужны, чтобы исправить сложную финансовую ситуацию. Компании хорошие, но когда все банки отказывают, мы остаемся единственным решением.
А ведь говорят, что ситуация с кредитованием исправляется…
– Есть некоторое улучшение по сравнению с весной прошлого года. Но пока, мне кажется, ситуация не носит массового характера. Банки ужесточают требования по отношению к клиентам. Насколько легко давались кредиты два года назад, настолько сложно их получить теперь.
На какую доходность рассчитывают ваши инвесторы?
– Мы ориентируемся на общую доходность фонда, учитывая, что у нас всегда будут проекты, которые дают 50% рентабельности, а есть – 10% и те, где деньги вообще теряются. Инвесторы стремятся утроить вложения в течение пяти лет. Получается, что они рассчитывают на 20–25% доходности годовых.
В России достаточно специалистов в области прямых инвестиций?
– Сама индустрия private equity молода. В США она стала развиваться в 70-х годах. А в России – с середины 90-х. Так что дефицит квалифицированных кадров есть. И на самом деле, нужен опыт работы в других сферах экономики, чтобы понимать бизнес тех компаний, в капитал которых хочешь войти. Мы не вкладываемся в «фишки», а входим в компании на длительный срок, участвуем в работе советов директоров. Чем больше мы разбираемся в бизнесе, тем лучше обстоят дела у тех, куда мы вложили средства.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль