Просрочка в реальном секторе, убытки – у страховщиков

90
Риски. Раздосадованные неплатежами контрагентов финансовые директора вспомнили про страхование дебиторки. Спрос на услугу оживился, зато предложение сузилось.

Прошлой осенью многие компании реального сектора вдруг осознали, что предоставление отсрочек и торговых кредитов связано с серьезным рис­ком ухудшения финансового состояния в случае неплатежей со стороны контрагентов. А какие варианты? Возвращение к предоплате – потеря конкурентных преимуществ, да и не всегда на нее можно перейти в сжатые сроки. Тут-то и начали вспоминать про страхование финансовых рис­ков. Но не поздновато ли?

Плохие долги заставляют. «Раньше у поставщиков не было проблем с контрагентами, компании платили своевременно, поэтому риски были минимальны. В условиях кризиса компании столкнулись с массовыми неплатежами, поэтому вопрос защиты от финансовых рисков стал одним из ключевых для финдиректоров предприятий. Как результат резко вырос спрос на страхование рисков невозвтрата дебиторской задолженности», – рассказывает главный специалист отдела методологии и андеррайтинга компании «АльфаСтрахование» Анастасия Евдокимова. По словам начальника управления страхования кредитных рисков «Капитал Страхования» Михаила Карякина, «сейчас многие клиенты готовы приобретать полис даже с довольно невысоким уровнем подтвержденных лимитов». Интерес обусловлен появлением плохих долгов. «Ведь финансовый ущерб от их списания не ограничивается самим размером таких долгов, действительная стоимость для компании значительно выше», – рассуждает заместитель гендиректора страхового брокера «Малакут» Юрий Харазьян. Чтобы снизить негативный эффект от списания, компания должна резко увеличить свои продажи. Например, если фирма получает прибыль в размере 5% от выручки, то для компенсации относительно небольшого долга в 1 млн руб­лей ей нужно повысить свои продажи на 20 млн. Это не учитывая расходы на поиск новых дистрибьюторов, заключение новых договоров, выстраивание цепочки поставок и т.д.
Да и обычные по нынешним временам задержки платежей способны подорвать финансовое состояние фирмы, ведь они требуют дополнительных ресурсов на работу по сбору долгов. В некоторых компаниях для этого были созданы целые департаменты. Больше всего пострадали поставщики, работающие с несколькими покупателями. Чем больше покупателей, тем ниже ущерб от банкротства одного из них. Однако многие предприятия, по словам Юрия Харазьяна, не имеют сбалансированного «портфеля» контрагентов. Так что нет ничего удивительного, что компании-поставщики самых различных товаров вдруг заинтересовались страхованием дебиторки.

Убыточность бьет рекорды. Однако стать клиентами страховой компании в период кризиса оказалось крайне сложно. Дело в том, что и сами страховщики столкнулись с серьезными проблемами. Долгое время страхование торговых кредитов было достаточно прибыльным для них. Выплаты случались, но редко. Еще реже страховые компании раскрывают сведения о подобных ситуациях. Пожалуй, единственный случай, который получил огласку за последние полтора года, описан в сообщении «Росгосстраха». Из него следует, что в августе 2008 года страховщик выплатил возмещение по договору страхования предпринимательского риска в размере 14,2 млн рублей компании «Астеллас Фарма». Основанием послужило невыполнение контрагентом фармацевтической компании обязательств по оплате поставленного товара. «Росгосстрах» сотрудничает с «Астеллас Фарма» в области страхования предпринимательского риска и коммерческих кредитов с 2005 года. Совокупный объем защиты по действующим в тот момент договорам составлял более 3 млрд рублей.
Остальные страховые компании, опрошенные «Ф.», о конкретных случаях компенсации убытков предпочитали не упоминать, ссылаясь на конфиденциальность информации. Зато все говорили о том, что 2009 год стал рекордным по убыткам. «Кризис не мог обойти стороной бизнес наших клиентов. Помимо множества случаев длительной работы по урегулированию долгов покупателей, оказавшихся в трудном положении вследствие кризиса, у нас есть и немало случаев банкротств», – уточняет Михаил Карякин. «Уверен, что убыточность по рынку превысит сбор премии в этом году. Причем это не только российская проблема, убытки растут по всему миру», – говорит Юрий Харазьян. Страховщики отмечают два пиковых периода, когда экстремально росло число обращений клиентов с уведомлениями о просрочках платежей: в ноябре–декабре прошлого года и в апреле–мае нынешнего. «В последние месяцы частота обращений клиентов плавно снижается и возвращается к обычному уровню. Сейчас ситуация нормализовалась. Хотя во всем мире докризисные показатели убыточности (40–60%) будут достигнуты не завтра», – считает Михаил Карякин. По словам экспертов, основная доля выплат приходится в этом году на компании пищевой, автомобильной, химической промышленности, сельского хозяйства, пострадал также сектор строительно-отделочных материалов, электроники и бытовой техники.
Рост убыточности прежде всего сказался на объемах рынка. В результате пересмотра подходов к оценке рисков всеми кредитными страховщиками существенно сократились страховые емкости, то есть возможности не только устанавливать новые лимиты на дебиторов, но и сохранять существующие. Одновременно более жесткими стали требования к потенциальным клиентам. «Страховщики очень осторожны и не готовы обслуживать те компании, за которые бились еще полтора года назад. Надеюсь, через год-два ситуация изменится, но пока спрос явно превышает предложение», – считает Юрий Харазьян. Теперь страховщики более тщательно анализируют финансовую устойчивость компании и ее дебиторов, учитывают отраслевые риски, особенности бизнеса, качество кредитного портфеля. А от страхования ряда секторов, наиболее подверженных кризису, вообще пришлось отказаться. Малым и даже средним предприятиям теперь вряд ли удастся приобрести полис. Большинство страховщиков рассматривают заявления от компаний с оборотом не ниже $5 млн. А некоторые с наступлением кризиса повысили эту планку до $10 млн.
Но главное – резко повысилась стоимость кредитного страхования. «Рост просроченной задолженности и убыточности, естественно, повлиял на ценовую политику, ведь в конечном счете выплату возмещений страховщик осуществляет из резервов, сформированных за счет премий, и чем больше выплат из этих резервов, тем больше требуется восполнять их в обеспечение последующих выплат», – объясняет директор центра страхования финансовых рисков компании «Росно» Дмитрий Петренко.
Диапазон тарифов и до кризиса был очень широк – от 0,2 до 1,5% от покрытия. А теперь в отдельных случаях, по признанию страховщиков, ставки могут достигать 2–7%. Надо учитывать и то, что расходы по страхованию кредитов не относятся на себестоимость продукции предприятия. «Кроме того, непрозрачность российских компаний-дебиторов, использование ими запутанных схем владения активами и денежных потоков вкупе с недостаточной эффективностью судебной системы не позволяют страховщикам легко устанавливать лимиты на покупателей и, очевидно, влияют на стоимость страхования. Поэтому часто предложение страховых компаний  оказывается не очень привлекательным для потенциального клиента с точки зрения стоимости и обещаемого покрытия», – признает Михаил Карякин.

Сводки с бизнес-фронтов. По словам финансового директора компании «Инпром» Александра Ларионова, весь год компания испытывала серьезные трудности в работе с дебиторами. «Инпром» – одно из крупнейших металлосервисных предприятий. Перед кризисом у него было около 20 тыс. покупателей, и более половины отгрузок проходило на условиях отсрочки платежа. С самого начала осени компания столкнулась с неплатежами. «В январе дебиторская задолженность составляла у нас около 800 млн рублей, в том числе просроченная задолженность – в пределах 500 млн. Сейчас она сократилась до 160 млн, и мы продолжаем ею заниматься», – рассказывает Александр Ларионов. По его словам, о страховании дебиторки компания задумывалась еще до начала кризиса – в 2007 году. «Но и тогда нам это показалось слишком дорогим удовольствием. Теперь об этом даже мечтать не приходится. С начала кризиса тарифы на страхование торговых кредитов резко пошли вверх. Тем более что металлургическая отрасль попала сейчас в зону особого риска и у банков и у страховщиков. Пока нам выгоднее самостоятельно заниматься контролем над задолженностью. Когда мы выстраивали сеть дебиторов, то создали специальное подразделение по сбору просроченных кредитов. Поверьте, наша служба безопасности работает не хуже, чем службы безопасности страховых компаний», – убежден Александр Ларионов.
Самостоятельно справляются с долгами дебиторов и в компании «Арконада», которая специализируется на поставках аудио- и видеотехники. «На самом деле страхование дебиторской задолженности – дело очень хорошее и полезное. Полис не помешал бы никому. Во всяком случае, у нас были клиенты, по которым следовало бы застраховаться. Но ведь страховщики принимают риски дебиторки оптом, а это очень затратно, особенно для нас. Наша компания не относится к крупному бизнесу. Тем более что цена полиса не входит в себестоимость, а платится из прибыли», – говорит начальник отдела управления дебиторской задолженностью «Арконады» Андрей Лысов. По его словам, за прошедший год компания лишилась чуть ли не трети своих прежних дебиторов. Самой тяжелой была весна. Тогда компания вынуждена была даже самым надежным клиентам сократить отсрочку платежа до недели, а менее надежных перевести на предоплату. От части контрагентов пришлось и вовсе отказаться. «Только к нынешней осени ситуация стала стабилизироваться. Сейчас мы увеличили отсрочку самым надежным клиентам до 30 дней (в 2007 году она доходила до 45), но с кем-то из покупателей по-прежнему работаем на условиях предоплаты. Мы готовы были бы приобрести полис страхования торговых кредитов, если бы тарифы на это страхование были ниже. Пока нам выгоднее закладывать риски невозврата кредитов в собственный бюджет. Мы сформировали специальный резервный фонд на случай возникновения подобного рода убытков», – рассказывает Андрей Лысов.
Больше повезло компаниям, которые приобрели полис до начала пресловутой острой фазы кризиса и за прошедший год не имели убытков. Таким предприятиям страховщики охотнее продлевают договоры. Компания  Shiseido Rus, (дочерняя структура Shiseido – японского производителя косметики и парфюмерии класса люкс) вышла на российский рынок весной 2008 года. Ей удалось обзавестись страховкой как раз накануне кризиса. «Мы стремились к тому, чтобы заключить договор страхования торговых кредитов с самого начала наших операций в России, еще до эскалации кризиса ликвидности и углубления экономического спада. В группе компаний Shiseido это не является обычной практикой, однако, исповедуя взвешенный подход к оценке рисков, локальный менеджмент поддержал эту идею и убедил руководство штаб-квартиры в необходимости внедрения такого инструментария. В 2009 году, когда рисковый фон рынка изменился, этот вопрос уже никем не оспаривался», – рассказал Антон Аважанский, финансово-административный директор Shiseido Rus.
Впрочем, и к своим постоянным клиентам страховщики в этом году стали строже. По признанию директора ООО «Юнитрейд» Геннадия Шевченко, в 2009-м у компании не было страховых случаев. «Причина – в том числе более внимательный анализ при установлении лимитов страховщиком. Обратная сторона этого процесса – более 30% лимитов (по сумме) не утверждаются. Отказы в установлении лимитов мотивируются ухудшением показателей финансовой отчетности контрагентов», – уточняет он. С некоторыми из «отказников», по признанию Геннадия Шевченко, компания продолжает работать, принимая риски исключительно на себя. «В этом случае особенно важно установить правильный баланс между интересами продающих подразделений, которые иногда хотят реализовать товар любой ценой, и экономической безопасностью», – говорит Геннадий Шевченко.

 

Схема

Как страхуется дебиторка

Полис страхования торговых кредитов покрывает два риска – длительной просрочки платежа и банк­ротства дебитора.
Страховая сумма складывается из лимитов, установленных страховщиком по каждому дебитору компании-страхователя.Обычно дебиторы страхуют все «оптом». Нельзя застраховать отдельных, самых неблагополучных контрагентов.
Франшиза по договору может устанавливаться до 20% (за этот объем убытков страхователь сам несет ответственность).
В договоре предусматривается период ожидания – в среднем 180 дней. За это время дебитору и страхователю предоставляется возможность урегулировать свои взаимоотношения.
Ставка страхового тарифа рассчитывается индивидуально. Обычно она в диапазоне 0,2–1,5% от покрытия.
Страховая премия платится в два этапа: предоплата, так называемая авансовая премия (от 20 до 70% всего объема), а в конце года выплачивается остаток.
Страховой случай считается наступившим, когда дебиторская задолженность полностью или частично не оплачена контрагентом по истечении определенного в договоре страхования периода времени или в силу признания контрагента несостоятельным (банкротом). После признания случая страховым и выплаты полис продолжает работать до конца срока страхования.
Страховое возмещение выплачивается незамедлительно после признания покупателя банкротом. Но так как на практике эта процедура может затянуться, существует дополнительное условие по оплате убытков, возникших из-за просроченной задолженности по любым причинам. Это означает, что страхователь не должен ждать признания клиента банкротом. Не более чем через шесть месяцев после возникновения просрочки страховщик выплатит возмещение страхователю в полном объеме.

 

Просрочка в реальном секторе, убытки – у страховщиков

 


 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль