Виктор Семенов: «Не думаю, что в нашем навозе захочется ковыряться кому-то из власть имущих»

132
Интервью. Депутат Государственной думы и основатель группы компаний «Белая дача» намеревается убедить население жить по-британски: покупать готовые к употреблению салаты и есть спагетти из свеклы.

Виктор Александрович, чем вы сейчас заняты? Работа, смотрю, просто кипит.
– У меня как депутата сейчас очень горячая пора. Обсуждаем очень непростой закон о торговле. Уже пять лет им занимаемся. Были поручения правительству и от президента, и от премьер-министра. Тем не менее вопрос не сдвигался с мертвой точки, пока несколько депутатов не объединились и не внесли альтернативный законопроект. После этого состоялся знаменитый блицкриг Владимира Путина в супермаркет, после которого он сказал участникам заседания в Белом доме: между депутатским и правительственным вариантом найти компромисс, и в течение 10 дней внести в Госдуму. Теперь наши задачи: во-первых, принять его осенью, во-вторых, найти компромисс между интересами в цепочке производитель – розница – потребитель. Чтобы в первую очередь выигрывал потребитель, но не пострадали бы ни торговля, ни производители. Компромисс возможен. Хочу подчеркнуть: как человек, отражающий интересы сельского хозяйства и производителей продовольствия, без цивилизованных торговых сетей развития нашего рынка не вижу.
Другой вопрос, которым я занимаюсь как президент ассоциации «Теплицы России», – инвестиции в тепличную отрасль. Поток денег из-за рубежа почти иссяк. Но буквально сегодня открылась очень интересная форточка: инвестиции из Китая. Конечно, обидно, что тот самый Китай, который мы 20 лет назад на голову опережали по технологиям в этой отрасли, становится лидером по объему тепличного строительства – больше 1 млн гектаров. Для сравнения, Голландия лидирует в Европе всего лишь с 10 тыс. гектаров. И если вчера в Китае это были такие пленочные «халабуды» с ручной тягой, в лучшем случае – с ишаком или маленьким трактором, то сегодня это мощнейшие современные комплексы. Китай готов поставлять нам и конструкции, и инвестиции, и технологии.
Неужели технология производства теплиц настолько сложна? Что может быть проще каркаса, обтянутого пленкой?
– Парадокс, но Россия вообще не производит пленочных теплиц – самых демократичных и популярных во всем мире. Тепличный бизнес везде начинался с пленок. Во времена директивной экономики мы пошли по голландскому, более крутому и увесистому пути, став сразу строить современнейшие по тем временам стеклянные конструкции, которые до сих пор еще сохраняют свой уровень: и кадров, и технологий, и особенно биологических методов защиты растений. Мы впереди Европы всей по экологичности продукта. Отчасти вынужденно, поскольку яды производятся за рубежом, а ручной труд в России дешев. Нам экономически выгоднее использовать биологические методы защиты.
Проблема производства пленочных теплиц не так проста, как кажется. Сама конструкция на порядок проще технологически и дешевле. Но у нас в стране нет длинномерного профиля горячей оцинковки. Труба есть, профиль есть, а оцинковку до сих пор не наладили. Компании, которые готовы хоть завтра брать и гнуть этот профиль, создавая свои теплицы, в результате вынуждены покупать трубу на российском метзаводе, а затем везти ее в Финляндию для оцинковки. Это сразу на выходе делает товар неконкурентоспособным.
Объемы китайских инвестиций уже озвучиваются?
– Пока рано говорить. В ближайшие две недели сформируем делегацию, отправим в Китай, чтобы изучить предложение на месте, пощупать его руками, поговорить о финансовых условиях.
Как вы думаете, могут ли этой сделке помешать политические аспекты отношений между Китаем и Россией?
– Не думаю, что в нашем навозе захочется ковыряться кому-то из власть имущих. Хорошо, что китайцы хотят. Думаю, вместе из него конфетку сделаем. Уверен, это еще и Европу подстегнет.
Какие российские компании заинтересованы в этом проекте?
– Возглавит работу ассоциация «Теплицы России». У «Белой дачи», к которой я имею отношение, есть интерес. Она собирается строить теплицы и на западе, и на юге страны, и в дальнем Подмосковье. Поэтому нам интересны недорогие качественные конструкции.
А стеклянные теплицы «Белой дачи» в ближнем Подмосковье?
– Они уже почти все отработали свое и демонтированы. Часть, занятая цветами, осталась. Но производить в ближнем Подмосковье овощи просто нецелесообразно. Эту активность мы переносим на юг: в Краснодарский и Ставропольский края.
Сколько у «Белой дачи» осталось в Подмосковье тепличного хозяйства?
– Всего около 15 гектаров. «Белая дача» сегодня изменила стратегию своего аграрного развития. Мы сделали ставку на производство готовых к употреблению салатов, которые нельзя подделать. Мы устали, что на рынке под нашим именем постоянно продают непонятные продукты. Официально заявляю: «Белая дача» уже год не производит ни огурцов, ни помидоров. Но зайдите на любой рынок или даже в некоторые магазины, и вы увидите якобы наш товар.
Поэтому мы сделали ставку на защищенный и продвинутый продукт с большей добавленной стоимостью, который готов полностью к употреблению. Часть сырья производим сами, но большую часть закупаем. Сегодня только салата «Айсберг» в месяц «Белой даче» требуется 500 тонн. Это очень много – порядка 100–120 фур. Я уже не говорю о других видах салатов – всего 15 наименований. Производить все это круглый год самим физически невозможно.
Мы создали специальный отдел, который выбирает для каждого овоща и для каждого месяца наиболее оптимальное место для производства, где в достатке натурального солнца, где экологически чистая обстановка, где не надо тратить деньги на излишнее отопление. Поэтому география производства идет от дальнего Подмосковья до Кубани, Крыма и средиземноморского берега Испании.
Но мы всюду контролируем производство. И сейчас создаем вокруг себя некий консорциум производителей. Конечно, в России это сделать непросто, немногие крупные хозяйства работают с нами. Остальные считают, что сами с усами. Зато очень много партнеров среди мелких, средних и крупных фермеров. Они в нас поверили и производят под заказ «Белой дачи» до 90% своей продукции.
Сколько у «Белой дачи» приходится на аутсорсинговое производство?
– Думаю, значительно больше половины. В будущем собственное производство она сократит до опытно-учебно-показательного. Поверьте мне: никогда московская «Белая дача» не сделает лучше на Кубани, чем местный казак. Его только научить надо. Сельское хозяйство любит, когда им занимается тот, кто на этой земле живет. Плюс он ее любить должен, а не просто обладать хорошей технологией и машинами. Растения это чувствуют.
Городским жителям сложно это понять…
– Поверьте, знаю это не понаслышке. Помню, когда я после института стал управляющим тепличного комбината, у нас было одно особо показательное звено. Пять красавиц работали, одна другой круче. В том числе, Валя Радкевич, которая сейчас трудится в «Меге – Белая дача». Спрашиваю, почему ты вывозишь с грядки два ящика огурцов, а у товарки рядом лишь один выходит. Вроде бы освещение одинаковое, семена с одного мешка, поливаются одновременно и ухаживают вовремя. Один раз к ней пристал, другой. И когда уже достал своими расспросами, она мне все-таки ответила: «Все, да не все. Посмотрите, как она ухаживает за растениями: не прищипывает боковые побеги, а обдирает. Им же больно. А я с растениями разговариваю».
Можете посчитать это выдумкой, но ведь правда: один дантист, которому вы с первого взгляда доверяете и чувствуете от него тепло, вылечит зуб так, что вы даже не заметите. А от другого «зубодера» холод идет, нет положительной энергии – он только дотронулся, постучал, и вы уже орете. Растение тоже живое, все чувствует. Потому лучшие результаты в сельском хозяйстве могут быть только у любящих людей. Когда я был руководителем «Белой дачи», то главнейшей задачей было собрать кадры, которые бы не просто за деньги работали. На «Белой даче» во времена совхоза работало 2,5 тыс. человек. Потом за счет новейших технологий тепличному комбинату стало хватать 1 тыс. человек. Сегодня, думаю, нам потребуется 5–6 тыс. человек в разных концах страны.
Удастся ли проделать подобное с независимыми фермерами?
– Не сомневаюсь. Ведь они сознательно выбрали свою стезю и выстояли в непростое время. Значит, тут без веры и любви не обошлось.
Как вы сейчас контролируете качество фермерской продукции?
– Наши специалисты ездят регулярно, проверяют технологическую дисциплину.
Каждый день?
– Зачем? У нас же сезонное производство. Есть период, когда каждую неделю надо следить за процессом, а есть период, когда достаточно раз в месяц-полтора приехать. Кстати, сейчас как раз ведем переговоры с крупными хозяйствами, которые заинтересовались сотрудничеством с нами. Мы хотим, чтобы они не просто производили для нас продукт, а были нашими представителями в регионе, обеспечивающими этот аутсорсинговый контроль. И это очень важный знак. Раньше нас в регионах воспринимали как конкурентов. Теперь понимают, что «Белая дача» – крупный потребитель сельхозпродукции, с которым интересно и выгодно работать.
Вы говорили, что будете ставить теплицы на западе России – где именно?
– В Калининграде. Там идеальные условия для производства салата «Корн» – его еще мужским называют. Вам он, может, ни к чему, но мужчины старше 40 лет за ним буквально охотятся. Этот салат не требует много света и высокой температуры. В западной Европе лучшее место для него – Нант в Бретони (северо-запад Франции). Где как раз вечные дожди, немного солнца, умеренный влажный климат… Прибалтика!
Вы будете расширять ассортимент?
– Да, собираемся открывать новые заводы. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) уже дал согласие войти в капитал и предоставить нам ресурсы. Сейчас выбираем площадку для будущего завода. Планировали построить его в Питере, но пока думаем, сделать это первым шагом или вторым. Третьим направлением обязательно станет юг России.
Разве для производства свежей зелени нужен завод?
– Для производства свежих зеленых салатов и сырых овощных смесей – да. «Белая дача» выпускает несколько десятков наименований. Сегодня она начинает осваивать новую линейку продукции – смеси вареных овощей. Например, готовых винегретов, до которых у многих людей просто не доходят руки. В домашних условиях приготовлению винегрета надо целый день посвятить, пока все сваришь, остудишь, порежешь. И потом еще три дня будешь руки отмывать от свеклы. Кстати, так сварить, как мы, в домашних условиях невозможно. «Белая дача» использует специальные пленки, сохраняющие аромат и витамины.
Еще один новый продукт – спагетти из свеклы. Пока поставки очень незначительные. Но я верю, что они еще «выстрелят», как это было с торговлей свежими салатами. Наконец, самое свежее направление – готовый продукт, где в одном пакете лежит заправка, хлебцы, рыба или мясо и салат. Очень удобно и для бизнес-ланчей, и для фитнеса – можно самому смешать и перекусить после тренировки.
Поначалу я сомневался: какая проблема порезать салаты дома, тем более, что люди у нас в основном не очень богатые. Кто будет покупать уже порезанные салаты? Но, будучи в Великобритании, специально зашел в большой супермаркет. 20 лет назад салаты занимали 1 метр полок, еще 20–25 метров приходилось на овощи и фрукты. Прошло 15 лет, и соотношение изменилось: 12 метров салатов и 15 – овощей с фруктами. Еще и фруктовые салаты появились. Наблюдаю, кто же их покупает. Смотрю, бабушка подходит, явно небогатая. Берет пакетик салатов, уже готовых к употреблению. Я не удержался, подошел к ней и спросил: ведь те же салаты в кочанах рядом – в 2 раза дешевле, только порезать надо. Почему вы купили готовый? Выяснилось, что она на самом деле человек небогатый, живет одна. И любит салат из 4 ингредиентов. Так бы ей пришлось купить 4 кочана, и она бы их кушала полторы недели. За это время они бы завяли и испортились. Вместо этого она приходит раз в 3 дня в магазин и берет упаковку готового микса. И всегда ест свежий продукт. Вот тогда я понял, что мы на правильном пути.
В капитал какой компании собирается инвестировать ЕБРР?
– «Белая дача – трейдинг». Кстати, у нас с ЕБРР уже есть два совместных предприятия по логистике.
То есть ЕБРР покупает 30% «Белой дачи трейдинг»…
– В процентах пока не определились. В принципе, полгода назад были готовы ударить по рукам, но договорились для начала точнее изучить рынок, чтобы понять, в каком направлении дальше развиваться, где строить новый завод. Взяли тайм-аут до начала следующего года. Помимо покупки акций, банк еще выделит долгосрочный кредит.
Как насчет диверсификации ассортимента в сторону консервированных продуктов?
– Принципиально нет. Более того, мы сегодня работаем над обновлением брэнда, связанного с производством салатов. Мы хотим четко позиционировать «Белую дачу» как производителя экологически чистых свежих овощей. Люди должны знать, что она занимается здоровой продукцией без каких-либо консервантов.
Помимо производства овощей у компании есть и другие направления бизнеса…
– Всего их три. Салатное направление, которым занимается «Белая дача – трейдинг», – основное. Второе – «Белая дача – цветы». Считаю, что цветы отождествляются со свежестью и экологичностью наших салатов и друг другу не мешают. А третье направление – девелопмент. Он к нам пришел вместе с высвобождением территорий из-под сельского хозяйства. Конечно, кризис приостановил ряд проектов. Например, мечтали построить большой яхт-клуб в Тверской области на Волге с объектами недвижимости. Красивый проект, получивший одобрение и губернатора, и областной думы. Но понятно, что сейчас не до яхт.
Хотим начать строительство первого в России аутлета, хотя там предварительно нужно решить ряд транспортных вопросов. Это особый вид торговли коллекциями прошлого сезона одежды известных марок. Порядка 200 бутиков под одной крышей, где коллекции всяких Gucci и Versace будут продаваться в 2–3 раза дешевле. Хотя по качеству и всем другим параметрам они не будут уступать. Этот вид торговли очень популярен в Европе и Америке. Думаю, в условиях кризиса приживется и в России.
Что с проектом «Паркленд» стоимостью в $2 млрд в Раменском районе, о котором «Белая дача» заявляла три года назад?
– «Паркленд» умер как класс, и слава Богу. Два года назад у меня был конфликт с партнером по компании «Русские газоны» (Романом Жардановским – «Ф.»), которой принадлежал проект и участок, где предполагалось его реализовать. В результате я продал свою долю, и теперь это не моя забота. Почему слава Богу? Если бы мы все-таки вошли в тот проект, то сейчас имели бы колоссальные проблемы. Только первая фаза требовала $1 млрд, разумеется, не своих денег, а заемных. Представляете, что сейчас было бы с «Белой дачей»? «Паркленд» мог бы просто «схлопнуть» весь остальной бизнес.
Насколько я понимаю, от развития сети садовых гипермаркетов вы тоже отказались?
– Сетевая торговля в количестве одного магазина не может быть рентабельной. Мы предполагали создать сеть из 6–7 гипермаркетов за 2–3 года. Но успели построить один. В условиях отсутствия проектного финансирования продолжать их создание стало невозможным. Увидев эту ситуацию, мы продали не сам центр, а бизнес. «Зеленая страна», по сути, была единственным возможным покупателем.
Мы не были и не будем торговой компанией. Это не наш бизнес. У компании «Белая дача – цветы» есть небольшие торговые точки как прилагательное к основному бизнесу. Они помогают держать руку на пульсе потребительского спроса. Но не более. Развивать их мы не будем.
Как на «Белой даче» сказался кризис?
– Кризиса у нас нет, но и докризисных показателей тоже нет. Мы сумели жить по средствам. Мы занимались теми проектами, которые были обеспечены или собственным финансированием, или кредитами, которые мы можем погасить. Бог миловал. Золотая середина: ни убытков, ни прибыли. Переживем, перетопчемся и вновь начнем развиваться.
Какова совокупная выручка холдинга «Белая дача»?
– Не знаю. Раньше интересовался, такой баланс подводил. А без меня – я сейчас не занимаюсь конкретно бизнесом – это никому не интересно. По сути, холдинга не существует – есть три самостоятельных направления, которые объединяет только общий брэнд. И владельцы, разумеется.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль