Время жестких решений

63
Анализ. Нагрузка на бизнес вырастет на 1–1,5 трлн рублей в год, увеличится число администрирующих органов. Такой бульдозер вполне способен срыть все «зеленые ростки» оживления.

Российская экономика отметила годичный «юбилей» первыми признаками восстановления, впрочем, пока еще довольно неустойчивого. Так, с исключением сезонного и календарного факторов после роста за июнь-июль на 0,7% в августе ВВП, по оценкам Минэкономразвития, замер на нулевой отметке. Инвестиции в основной капитал после июльского повышения на 0,3% в августе ушли вниз на 0,8%. Замедлился и рост производства: июнь – 1,4%, июль – 1,0%, август – 0,2%.
В обрабатывающей промышленности торможение еще более наглядно (2,5% в июне, 2% в июле, 0,5% в августе). Строительство и вовсе в сравнении с июлем оказалось в минусе (-0,5%). Официальная трактовка причин низкой динамики – продолжающий сжиматься внутренний инвестиционный и потребительский спрос при сокращении запасов. Положительный вклад в ВВП вносит лишь активизировавшийся экспорт.
Реально располагаемые доходы населения в январе–августе 2009 года снизились на 0,7% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Динамика показателя, очищенного от сезонных колебаний, однако, внушает умеренный оптимизм: в августе сокращение составило 0,2%, в предшествующие месяцы соответственно 0,9 и 3,7%.
В итоге оборот розничной торговли, потерявший в сравнении с прошлым августом 9,8%, в нынешнем вырос на 0,1%.
Ситуация с восстановительными трендами к началу осени напоминает, если слегка перефразировать Михаила Салтыкова-Щедрина, «свежанаписанную картину, по которой только что прошлись рукавом халата». Правительственные прогнозы до конца 2009 года это ощущение, между тем, не умеряют.
Ожидается спад ВВП на 8,5%, промпроизводства – на 11,4% (обработка – на 15,5%), инвестиций примерно на 20%. Сохраняющаяся стагнация потребительских расходов приведет к снижению оборота торговой розницы на 6%. Осторожны экономические власти и с оценками инфляции в 11–12%. При сокращении экспорта (на 31,6%) и импорта (на 34,8%), тем не менее порадует активное сальдо торгового баланса почти в $95 млрд.

От минусов к плюсам. Очевидно, однако, что наша национальная экономика, двигаясь вслед за глобальной, мало-помалу обретает некое новое «транзитное качество» перехода от устойчивых минусов к нестабильным и довольно волатильным, но все же плюсам.
Опыт истории мирового хозяйства подсказывает, что за редкими исключениями длительность кризиса и продолжительность его преодоления соотносятся как один к двум. Принципиальнейший вопрос – как не растянуть кризисные времена рукотворными усилиями различных регуляторов, нередко все еще двигающихся в расходящихся направлениях.
Общий вызов для правительств – как и когда сворачивать искусственные меры стимулирования экономик. Перенося центр тяжести на построение правил развертывания естественных процессов рыночного саморегулирования. В нашем ответе (впрочем, как и у всех) свои краски и интонации, а именно – содержание модернизационной повестки, идущей на смену антикризисным мерам. Определяющие ее состава – суть развилки, через которую предстоит проходить уже в ближайшее время. Вектор же движения по маршруту неизбежной перезагрузки регулятивной среды, на мой взгляд, будет складываться как «сборка» решений в сферах бюджетной и монетарной политики, а также в связи с преодолением кредитного сжатия, требующим и реструктуризации реального сектора, и санации банковской системы.

Пенсионная дыра и проблемы бизнеса. Бюджетные проектировки на 2010 год и период до 2012 года в целом обнадеживают. Конечно, это не бюджет развития, но, тем не менее, налицо минимально необходимые гарантии макроэкономической стабильности, обеспечивающие при ценах на нефть в $58–60 за баррель рост ВВП в 2010 году на 1,6%, в 2011 году – 3,0%, и в 2012 году – 4,3%. Важно и то, что расходы бюджета снижаются опережающими темпами (с 25,5% ВВП в 2009 году до 15% в 2012-м). Правительство, таким образом, сделало выбор – вместо повышения налогов рост эффективности снижающихся госрасходов.
Это, бесспорно, необходимое решение, но далеко не достаточное. Налоговое бремя не снижается для бизнеса, фискальная функция продолжает действовать в полном объеме, следы же стимулирующей теряются в объявленном реформировании ЕСН и т.п.
Более того, заместитель министра финансов Сергей Шаталов считает, что все «упреждающие компенсации» уже сделаны в рамках почти триллионного налогового антикризисного пакета начала осени 2008 года.
По экспертным же оценкам, нагрузка на бизнес вырастет на 1–1,5 трлн рублей в год, в три раза увеличится и число администрирующих органов. Такой «бульдозер» вполне способен срыть под ноль все «зеленые ростки» экономического оживления.
Поскольку же решение о реформе ЕСН принималось, когда ход кризиса, его глубина и продолжительность, а также последствия были куда менее понятны, чем даже сейчас (при всей неопределенности ближайших перспектив), то было бы полезно переосмыслить сделанный выбор с учетом всех имею­щихся альтернативных подходов к обеспечению долгосрочной сбалансированности пенсионной системы.
Широкая общественная дискуссия о путях ее развития должна быть продолжена. Тем более что предложенный вариант увеличения страховых взносов не обеспечивает долгосрочной сбалансированности пенсионной системы. При инерционном сценарии развития к 2020 году ее дефицит превысит (оценка ИЭПП) 6% ВВП. По сравнению с 2007 годом рост более чем в 6 раз.
Заметим, что главный фактор бюджетного дефицита – так называемые межбюджетные трансферты (прежде всего, регионам – около триллиона руб­лей и в Пенсионный фонд – более 2,5 трлн рублей в 2010 году).
Именно здесь главные резервы сокращения расходов за счет переформатирования пенсионной системы и реконструкции региональных финансов. В неменьшей степени это касается и других наиболее расходоемких бюджетных секторов: сферы социальных услуг; обороны; безопасности и правоохранительных органов; госуправления и национальной экономики.
Пока же имеем – хочется надеяться не «механическое» – снижение объемов госинвестиций более чем на 100 млрд рублей и планы административного секвестра затрат министерств и ведомств.
Помимо структурных реформ в реципиентах бюджетных ресурсов целесообразна и ревизия подходов к увеличению доходной части. Номер один в таком «списке» – новая программа приватизации. Судя по высказываниям официальных лиц, она уже готовится. Утечки в СМИ о «намерениях» складываются в сумму около $25 млрд (продажа около 25% акций «Роснефти», 20% акций «Совкомфлота» и т.п.) Направление это, тем вернее, чем рискованнее смотрятся планы финансирования дефицита за счет внешних и внутренних заимствований.
Очевидно без них не обойтись. Понятно, что это стандартная практика. Ясно также, что даже максимальная долговая нагрузка в 2012 году будет далека от критических 20% ВВП. Не менее убедительно, однако, и то, что увеличение долгов означает прямой вычет из потенциальных объемов частных инвестиций, и, следовательно, эффект шагреневой кожи для источников развития. Впрочем, дефицит бюджета в 2009 году ожидается в 6–8% ВВП против 7,5% планируемых еще в летние месяцы. Пространство рисков, следовательно, тоже может быть сужено.

Экономика не готова к колебаниям рубля в 5–10% за неделю. Важнейшее условие устойчивого развития – последовательное снижение инфляции. Ее конкурентоспособный, по мировым меркам, уровень – около 5% в год. В проекте «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2010 год и на период 2011 и 2012 годов» сделан верный выбор. Ориентиры (таргеты) роста цен на 2010 год – 9–10%, на 2011-й – 7–8%, в 2012-м инфляция должна уложиться в интервал 4,5–6,5%.
Избранная модель монетарной политики предполагает, что денежные власти, опираясь на инфляционное таргетирование (то есть целевое управление денежными агрегатами) будут сокращать прямое вмешательство в курсообразование, наращивая регулирование денежных потоков не через фиксированный курс, а через процентные ставки, то есть рыночный механизм финансирования.
Казалось бы, впору только радоваться. Наконец-то необходимое решение принято, остается лишь пропеть аллилуйю профпригодности центральных банкиров и с ровным дыханием ждать результатов. Есть, однако, вопросы по поводу «технологической» достаточности сделанных деклараций. Во-первых, курс рубля последние четыре месяца уже де-факто плавающий. При этом его волатильность заметно возросла, а экономические агенты и население не демонстрируют готовности «вживаться» в эту новую реальность: девальвационные ожидания как бы удлиняются, но не исчезают полностью, несмотря на видимое отсутствие фундаментальных оснований. И здесь потребуются немалые (в том числе информационно-разъяснительные) усилия государства по адаптации к «новой жизни» с вероятными еженедельными колебаниями в 5-10%. Причем, эти усилия должны быть жестко синхронизированы со сроками отпускания рубля в свободное плавание.
Пока же остаются риски прямого воздействия на курс, в первую очередь, связанные с переукреплением рубля, когда срабатывают другие антиинфляционные меры. Для стимулирования внутреннего спроса это вовсе не здорово (чему мы все являемся свидетелями уже несколько недель). Есть и другой риск: застряв на развилке по срокам перехода к плавающему курсу, можно и «вывалиться» из вполне перспективной модели денежно-кредитной политики, выбор в пользу которой уже вроде бы сделан.
Второе обстоятельство, на мой взгляд, еще более важно. Давно известно, что инфляция – явление монетарное по форме, но структурное по содержанию. Иными словами, ее глубинные основания – в устаревшей «тяжелой» структуре секторов экономики, наиболее заметно влияющих на рост цен, – в естественных монополиях, ЖКХ, сфере платных услуг населению и т.п. Без возвращения здесь к серьезным реформам, которые бы основывались на развитии и укреплении конкуренции, эффективность антиинфляционных действий будет сильно ограничена.
Когда в экономике нет устойчивого роста кредитных портфелей, трудно говорить, что в ней все хорошо. Но преодоление кредитного сжатия – это движение в обе стороны. И состояние берущих ничуть не менее важно, чем положение, в котором пребывают дающие.

Ручное управление тормозит реструктуризацию. Неустойчивость промышленного оживления наглядней всего проявляется в слабости предъявляемого сальдированного финансового результата. За январь–июль 2009 года по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом он сократился вдвое. В итоге обостряется проблема дефицита оборотных средств. Коэффициент автономии (доля собственных средств в пассивах организаций) снизился до 43,3%. В строительстве дела обстоят еще хуже: значение этого показателя равно 13,3%. Одновременно почти до 60% увеличилась доля привлеченных средств в источниках финансирования инвестиций в основной капитал. При этом сложился порочный круг: банки не кредитуют предприятия из-за высоких рисков, связанных с их финансовой неустойчивостью, она же, в свою очередь усиливается вследствие кредитного «голодного пайка».
Проблема усугубляется неэффективностью антикризисных мер. И главная беда здесь не в том, что разверстанные «отраслевые» деньги еще не в полном объеме дошли до экономики, а госгарантии по кредитам по определению носят точечный характер. Гораздо хуже другое. Так называемое «ручное управление», ограничивая и нарушая конкуренцию, тормозит вполне естественную и, более того, ожидаемую по ходу кризиса реструктуризацию реального сектора. По большому счету, она еще и не начиналась.
Это серьезная развилка, требующая системных решений по преодолению ограничений, накладываемых на долговую активность собственно регулятивной средой. Выход, на мой взгляд, на стороне более масштабного задействования универсальных мер (налогового, таможенного, тарифного и т.п. характера). При этом односторонняя ориентация взбадривания спроса малопродуктивна. К сожалению, спрос – не лук или чеснок – сам по себе не вырастет. Он требует подстраховки со стороны предложения: госинвестициями в инфраструктуру, отказом от попыток прямого вмешательства в ценообразование, укреплением конкуренции, преодолением ложного стыда перед банкротствами, поощрением смены неэффективных собственников и менеджеров, в том числе в рамках слияний и поглощений. Кризис может сыграть, в принципе, позитивную роль ключа «на старт» структурной перестройки промышленности. Главное – не чинить препятствий.

 

Время жестких решений

 

Важнейшие отраслевые тенденции III квартала 2009 года

Основная тенденция

Численная характеристика (темп прироста среднесуточного объема производства)

к предыдущему месяцу (сезонность устранена)

к соответствующему периоду прошлого года

II квартал

июль

август

II квартал

июль

август

Сохранение стабильных объемов добычи нефти

+0,3

+0,1

-0,1

+1,6

+1,6

+1,5

Быстрый восстановительный рост добычи газа

-3,4

+15,0

+5,0

-30,9

-19,2

-14,9

Рост выпуска нефтепродуктов

-0,4

+0,4

+2,6

-0,8

-1,3

 

Приостановка наметившегося повышения объема производства пищевых продуктов

+0,1

+2,4

-1,3

-1,9

+0,5

-2,8

Неустойчивое, с сильными колебаниями восстановление объемов выпуска одежды и обуви

0,0

+4,2

-2,6

-18,4

-12,4

-17,1

Увеличение производства резиновых и пластмассовых изделий

+5,8

+0,7

+1,5

-17,5

-13,0

-13,6

Приостановка восстановления объемов выпуска строительных материалов

+1,0

+5,0

-2,7

-32,0

-24,1

-24,3

Мощный рост в металлургическом производстве

+1,6

+6,3

+6,9

-23,2

-14,8

-9,5

Идущее восстановление объемов производства:

машин и оборудования,

электротехники

-0,4

+0,4

-3,3

+3,7

+8,6

+3,3

-46,4

-40,5

-41,2

-37,5

-38,1

-30,7

Резкое снижение в августе выпуска в автомобилестроении (за счет планового «отпуска» на крупнейших заводах)

+1,2

+5,2

-41,7

-61,3

-56,9

-76,7

Снижение выработки электроэнергии (не столько за счет аварии на СШ ГЭС, сколько за счет погодного фактора: необычно жаркого августа прошлого года)

-0,8

+0,8

-2,5

-6,3

-6,1

-9,5

Источник: Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования

 

* Автор – советник Института современного развития.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль