Демография экономика

126
Обзор. Некоторые ученые считают, что рецепт от депопуляции лежит на поверхности и для его реализации необходима лишь политическая воля руководства страны.

Согласно данным Росстата, в 2008 году в России стало просторнее – население сократилось почти на 105 тыс. человек. Многие к этой величине добавляют эпитет «всего», имея в виду, что нетто-потери российских жителей в 2007 году превысили 212 тыс., а в 2006-м убыль составила свыше 532 тыс. человек. Предварительная оценка количества постоянного населения РФ на 1 июля 2009 года демонстрирует дальнейшее замедление депопуляции.

Не верь глазам своим. Казалось бы, наблюдается явный положительный сдвиг, и не сегодня–завтра численность населения нашей страны начнет расти. Однако, по мнению демографов и статистиков, наблюдаемое замедление убыли – явление временное и связано, главным образом, с локальным максимумом количества женщин детородного возраста (таковым в демографии считают промежуток от 15 до 50 лет), пришедшегося на 2003–2010 годы. При этом суммарный коэффициент рождаемости остался на характерном для большинства развитых стран низком (1,4 ребенка на женщину репродуктивного возраста) уровне, не обеспечивающим даже простого воспроизводства населения (2,1 ребенка на женщину).
Кроме того, несмотря на все декларируемые усилия отечественной системы здравоохранения, число умерших в трудоспособном возрасте (особенно мужчин) остается катастрофически высоким и в 1,5–2 раза превышает аналогичный показатель для западных стран. Этот фактор оказывает комплексное негативное воздействие на экономику России: человеческий ресурс используется с низким КПД, а потеря кормильца в большинстве случаев опускает семью ниже уровня бедности.
Согласно прогнозам Росстата, население России к 2030 году, скорее всего, уменьшится: по низкому (пессимистическому) сценарию – до 127,4 млн человек, по среднему (оптимальному) – до 139,1 млн человек. Имеется еще так называемый «высокий прогноз», который обещает увеличение до 146,8 млн. Но сами статистики считают, что граничные условия, заложенные в расчет этого варианта, маловероятны и являются директивными пожеланиями, взятыми из Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года, утвержденной в докризисном 2007 году.
Другие сценарии отличаются лишь значениями, до которых, по мнению аналитиков, снизится население России к 2025–2030 годам. Оптимистические прогнозы прогнозируют стабилизацию количества людей, постоянно проживающих в РФ, на уровне 135–140 млн человек, пессимисты же предрекают снижение числа россиян до 90–100 млн уже к 2030 году.

Российская специфика.
Общая характеристика положения дел в России дана академиком РАЕН Натальей Римашевской. По ее мнению, при оценке демографической ситуации существенны следующие проблемы: деградация окружающей среды, во многих регионах приближающаяся к катастрофической, бедность, граничащая с нищетой для большей части населения, очень существенное социальное расслоение, способствующее распаду общества, потеря системы ценностей при отсутствии каких-либо ориентиров для большей части общества, высокая преступность при отсутствии серьезных гарантий безопасности, потеря трудового потенциала. «Реформы проводятся без какого-либо понимания тесной связи между экономическими и социальными преобразованиями», – считает Наталья Римашевская.
Солидарны эксперты и по вопросу неизбежного старения населения, то есть увеличения доли пожилых людей. Прогнозируется, что к 2025 году средний возраст россиянина достигнет 42 лет. Это говорит о неизбежном увеличении иждивенческой нагрузки на работающее трудоспособное население (от 15 до 59 лет). Оптимисты считают, что на 1 тыс. работников будет приходиться 800 человек до и после трудоспособного возраста («пионеров» и «пенсионеров»), пессимисты уверены, что соотношение будет гораздо хуже – 900 иждивенцев на 1 тыс. людей трудоспособного возраста. И это без учета плохо прогнозируемой инвалидности.
В этих условиях вполне оправданны дискуссии об увеличении сроков выхода на пенсию до 65 лет для мужчин и до 60 лет для женщин. Правда, обсуждения, как правило, ведутся вокруг технической стороны вопроса – как (сразу или постепенно) вводить новую шкалу и кто должен попасть под нее. За скобками остается вопрос низкой продолжительности жизни мужчин, которым, в случае принятия поправок в пенсионное законодательство в большинстве придется работать до самой смерти.
К российской демографической специфике следует отнести большую неравномерность в расселении людей – свыше 80% людей проживает в европейской части России, из них 25% сосредоточены в Центральном и около 15% – в Южном федеральных округах. Диспропорция усиливается за счет внутренней миграции и оттока из районов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока и переселения, главным образом, в ЦФО.
В 2008 году за счет внутренней миграции население ЦФО пополнилось на 91 тыс. человек, тогда как Приволжский округ потерял 32 тыс., Сибирский – 26,4 тыс., а Дальневосточный – 26,2 тыс. И это только официально регистрируемые данные.
При этом, в сценариях, учитывающих фактор миграции, население ДВФО на горизонте 2025–2030 годов хоть и незначительно, но растет. Это происходит в предположении большого притока китайцев, количество которых на Дальнем Востоке уже оценивается в 1–2 млн человек и продолжает увеличиваться.
Россия уже готова предоставить Китаю для освоения малолюдные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока – одобренная президентом РФ Дмитрием Медведевым и председателем КНР Ху Цзиньтао программа сотрудничества на 2009–2018 годы включает в себя 205 проектов. Причем почти все программы, предназначенные к реализации на российской территории, включают в себя разработку месторождений. Китайцы же будут создавать в приграничных районах различные производства. Более того, учитывая малонаселенность российских территорий (3,5–4 млн человек, включая стариков и младенцев), южный сосед готов предоставить необходимое количество гастарбайтеров, имеющих хорошие шансы стать коренными жителями.
 
Психология смертности.
По словам директора Института демографии ГУ-ВШЭ Анатолия Вишневского, российское здравоохранение не отвечает на современные демографические вызовы: «Оно их просто не понимает и продолжает бороться с инфекционными заболеваниями, в то время как современная смертность, в первую очередь, связана с самой системой ценностей, в которой мы живем. Если ее не изменить, то будет очень плохо. Тут нужен комплекс мер. В частности, чтобы министр здравоохранения был врачом, а не финансистом».
По данным Анатолия Вишневского, в России, по сравнению со странами Запада, из 100 тыс. смертей мужчин в возрасте до 70 лет 40 тыс. являются избыточными. Главными причинами смерти россиян уже довольно давно стали болезни системы кровообращения – в основном, ишемическая болезнь сердца. Вторая по значимости угроза – так называемые внешние причины, к которым относятся ДТП и самоубийства. Их процент у нас в стране высок. В 2008 году из 2,075 млн умерших из-за «внешних причин» расстались с жизнью 244,5 тыс. Среди женщин ситуация не столь катастрофическая, хотя смертность от ишемии и внешних причин (самоубийств и ДТП) также находится на высоком уровне.
По мнению властей, основная причина высокой смертности лежит в плоскости недофинансированности отечественного здравоохранения. Действительно, на охрану здоровья в России тратится около 4% ВВП, в то время как в европейских странах – 8–12% ВВП, который там к тому же намного выше российского, если считать на душу населения. С другой стороны, в мире много стран, где затраты на медицинское обслуживание намного ниже, а смертность меньше.
Анатолий Вишневский считает, что успехи западных стран в борьбе со смертностью во многом связаны с изменением поведения людей: отношения к жизни, смерти, вредным привычкам, здоровью. «А это психология, – говорит профессор, – Причем не только людей, но и Минздрава».
С ним согласен директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Алексей Шевяков, считающий главной проблемой российской демографии огромный перекос в распределении материальных благ. По его мнению, проблема избыточного неравенства и относительного обнищания населения правительством не осознается и не ставится как важнейший социальный вызов.
С одной стороны, возможность достижения высоких доходов и потребительских стандартов стимулирует людей на более качественный, квалифицированный и интенсивный труд, что положительно влияет на экономический рост. С другой стороны, часть населения, живущая за чертой относительной бедности, испытывает нейропсихологическую напряженность, связанную с низкой оценкой социальных перспектив, безвыходностью социально-экономического положения, отсутствием путей желаемой реализации своего человеческого потенциала. «Эффект негативного социального напряжения подобен эффекту тяжелой депрессии, при которой ценность жизни утрачивается», – говорит Алексей Шевяков.

Мигранты вместо Минздрава. Баланс населения в любой стране мира складывается из двух составляющих: естественного прироста (убыли) и миграционного потока. В условиях депопуляции коренного населения большинство развитых стран в задаче восполнения своего численного состава делает ставку на приезжих. Россия здесь не исключение, хотя имеет свои характерные отличия.
Во-первых, ставка делается на возвращение на историческую родину так называемых соотечественников (главным образом русских, украинцев, белорусов и татар), которые принадлежат к русской культуре и не требуют особого подхода при ассимиляции. А во-вторых, в России, в отличие от большинства развитых стран, отсутствует программа адаптации мигрантов.
По мнению Анатолия Вишневского, миграция поможет решить проблему депопуляции России. Однако российские власти не готовы к управляемому притоку иностранной рабочей силы и потенциально новых граждан. «Это специальная задача, – говорит эксперт. – Должны быть специальные институты, люди, идео­логия, бюджет. Но ничего же этого нет».
В то же время все демографы особо подчеркивают, что мигранты – очень активная социальная группа. Они готовы на все и их вклад в экономику любой страны велик. Однако если не заниматься культурной адаптацией и ассимиляцией, то приезжие станут селиться в гетто и создавать очаги социальной напряженности.
Согласно пессимистическому сценарию Росстата, депопуляция населения России на интервале 2009–2025 годов будет увеличиваться с 466,4 тыс. до 832,2 тыс. человек в год. Миграция – очень важный инструмент для смягчения потерь, и к нему следует относиться со всей серьезностью. Другое дело, что даже завышенные параметры адаптации приезжих, заложенные в Концепцию демографической политики РФ, приводят естественный максимум мигрантов, которых Россия может ассимилировать – не более 500 тыс. человек в год. Таким образом, согласно модели Росстата, начиная с 2013 года приток мигрантов не будет покрывать убыль населения.

Налоговый рычаг. По мнению Алексея Шевякова, в распоряжении российского правительства имеется надежный инструмент для борьбы с депопуляцией. С одной стороны, общие показатели неравенства (например, коэффициент Джинни или дифференциации) не выявляют заметных статистических связей ни с показателями экономического роста, ни с демографической динамикой. Дело в том, что этот параметр может быть одним и тем же в двух диаметрально противоположных случаях: когда много богатых и мало бедных или когда много бедных и мало богатых.
Однако если вместо традиционных коэффициентов использовать показатель избыточного неравенства (по аналогии с избыточным весом), то, согласно расчетам, проведенным Институтом социально-экономических проблем народонаселения РАН (ИСЭПН), наблюдается высокая корреляция между уровнем избыточного неравенства и демографическими процессами в обществе.
Если в качестве показателя относительной бедности использовать параметр, принятый в европейских странах (60% среднего уровня доходов), то получится, что доходы 65% россиян лежат ниже этого уровня, что не позволяет этой части населения эффективно реализовывать себя в экономике и накладывает ограничения на их здоровье и репродуктивное поведение.
Выявленные сотрудниками ИСЭПН статистические закономерности говорят об исключительной важности фактора избыточного неравенства в российских условиях. По мнению ученых, при оптимальном перераспределении доходов, снижающих величину коэффициента дифференциации с 16 (средний уровень по России) до характерной для Европы величины 7–8, рост ВВП в период 2000–2007 годов мог быть выше фактического на 30–50%. А при годовом росте реальных доходов на 10% был возможен выход на положительный естественный прирост населения в размере 3,3 промилле (0,33%).
Для исключения избыточного неравенства и выравнивания тем самым демографической ситуации Алексей Шевяков предлагает изменить в России шкалу налогообложения: перейти с плоской 13-процентной на прогрессивную. Налоги должны начисляться абсолютно на все доходы граждан, величина которых должна контролироваться по уровню расходов.
Переход на новую шкалу должен осуществляться постепенно в течение 15 лет – с 2010 по 2025 годы. На первом этапе минимальный уровень эффективной налоговой ставки (доход ниже 25 тыс. рублей в месяц) должен быть снижен до 5%, а максимальный (с дохода более 750 тыс. рублей в месяц)  – увеличен до 18%. К 2025 году максимальная эффективная ставка должна соответствовать среднеевропейской – 47,5% от доходов, превышающих 750 тыс. рублей в месяц.
Если при нынешней плоской 13-процентной шкале собирается около 3 трлн рублей подоходного налога, то при переходе на прогрессивную систему сумма может вырасти до 12 трлн руб­лей в год. Перераспределив эти деньги путем увеличения зарплат всем категориям бюджетников, пенсий пенсионерам, детских пособий, материнского капитала и прочих социальных выплат, можно поднять доходы 75–80% населения в среднем в три раза и снизить коэффициент фондов до приемлемого уровня 10 (вместо нынешних 48). При этом реальные доходы самых обеспеченных россиян должны снизиться на 30–35%.
Ожидается, что подобное перераспределение окажет мощное стимулирующее воздействие на репродуктивное настроение российского населения и коэффициент воспроизводства выйдет на благополучные 2,1 ребенка на женщину. Дело только за механизмом эффективного контроля за доходами богатых россиян, позволяющим при этом собирать деньги на благое дело прекращения депопуляции России.

 

Демография экономика

 

Демография экономика

 

 

Демография экономика

Анатолий Вишневский: «Современная смертность связана с самой системой ценностей. Если ее не изменить, то будет очень плохо»

Директор института демографии ГУ-ВШЭ Анатолий Вишневский считает, что хотя депопуляцию России остановить невозможно, необходимо менять систему охраны здоровья и внедрять эффективные миграционные инструменты.

Анатолий Григорьевич, какой могла бы быть численность населения России, если бы не потери, случившиеся в XX веке?
– По нашим расчетам, к концу XX века в России должно было проживать примерно вдвое больше людей, чем сейчас – около 280 млн. Это если следовать тенденции развития европейских стран, при снижении рождаемости и смертности. Пусть бы даже второй показатель был бы не столь хорош, как в Европе…
В связи с тем, что среди нас отсутствует каждый второй, перед какими демографическими вызовами оказалась Россия в начале нынешнего столетия?
– У нас сейчас огромные проблемы. Они разные, но в итоге население страны сокращается очень быстрыми темпами. Даже с учетом частичной компенсации за счет миграции мы потеряли 6,5–7 млн человек.
За какой период?
– Население России сокращается с 1993 года, но в 1992-м уже наблюдался отрицательный естественный прирост. Если в XX веке потери были связаны с катаклизмами, после которых рост восстанавливался, то сейчас у этой убыли совсем иная природа и нет никакой надежды, что все восстановится само.
Главная беда начала XXI века – низкая рождаемость, при которой население расти не может. Известно, что для воспроизводства необходимо, чтобы каждая женщина родила в среднем не менее 2,1 ребенка. А у нас на свет появляется лишь 1,4 младенца. Что касается порога воспроизводства населения, то мы его прошли еще в 1964 году.
В  середине 1980-х в СССР также стали бороться за повышение рождаемости и даже добились некоторых успехов. Но уже в 1989 году вновь началось падение. Но все равно по рождаемости мы находимся где-то в середине европейских стран. У нас нет ничего исключительного…
Получается, что никакой катастрофы нет?
– В смысле рождаемости нет. Но рождаемость – это лишь часть уравнения. Есть еще смертность, которая также очень сильно влияет на численность населения. И если по рождаемости мы подобны остальным странам Европы, то со смерт­ностью ситуация в каком-то смысле противоположна – она у нас намного выше. В этом вопросе Россия – белая ворона.
С чем связана такая высокая смертность?
– На этот вопрос не очень легко ответить. Есть много стран, и не только развивающихся, которые гораздо беднее России, но при этом имеют меньшую смертность. Существует сложный комплекс причин. В западных странах успехи в борьбе со смертностью во многом связаны с изменением поведения людей, их отношения к жизни, смерти, вредным привычкам. А это психология. Причем не только людей, но и врачей, Минздрава.
То есть высокая смертность – это не прямое следствие падения уровня жизни, а ментальность?
– Конечно. У нас на охрану здоровья тратится около 4% ВВП. В Европе – 8-12% ВВП, который там к тому же намного выше. Но при этом много развивающихся стран, где затраты на медицину ниже, чем в России, но и смертность меньше, чем у нас. Так что однозначной связи нет.
У нас огромные потери. Большое количество людей не доживает до конца рабочего периода. А это значит, что не используются их знания, навыки, опыт. Я уже не говорю о высокой инвалидности, которая также выбивает из рабочих рядов много народа.
Наше здравоохранение не отвечает на эти вызовы, оно просто их не понимает и продолжает бороться с инфекционными заболеваниями. В то время как современная смертность в первую очередь связана с самой системой ценностей, в которой мы живем. Тут нужен комплекс мер. В частности, чтобы министр здравоохранения был врачом, а не финансистом. Средства, безусловно, нужны, но это далеко не все. В России по сравнению с Западом на 100 тыс. смертей мужчин в возрасте до 70 лет – 40 тыс. избыточных. То есть их могло бы не быть.
Как можно решить задачу по прекращению депопуляции России?
– Она не решаемая.
Миграция тоже не поможет?
– В ограниченных пределах. К тому же если управлять рождаемостью сложно, но за это все берутся, то интеграцией мигрантов никто заниматься не хочет. Это специальная задача, должны быть специальные институты, люди, идеология, бюджет. Но ничего же этого нет.
Тогда наша страна только номинально будет называться Россией.
– Если пустить процесс на самотек, то приезжие будут селиться в гетто, вариться в собственном соку и создавать очаги социальной напряженности. 
Где гарантии, что у нас не будет того же самого?
– Я не говорю о гарантиях. Нужно продумывать политику, которая позволяла бы если не полностью избежать, то, по крайней мере, резко снизить риски. Но должна быть установка на интеграцию прибывающих в российское общество. А когда власти ориентированы только на прием соотечественников, которые уже все приехали, то это просто самообман.

Полная версия интервью:
finansmag.ru/faces/186

 

 

Демография экономика

Алексей Шевяков: «Чем меньше избыточное неравенство, тем больше рождаемость и ниже смертность».

По мнению директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Алексея Шевякова, главная причина значительного сокращения численности населения России – огромный перекос в распределении материальных благ.

Алексей Юрьевич, насколько велико в России экономическое расслоение общества?
Согласно данным Росстата, неравенство в России достигло такого уровня, которого нет ни в одной из стран G20. В Скандинавии отношение доходов 10% самых богатых к 10% самых бедных в среднем 4,5–5. Для Европы в целом этот показатель находится на уровне 7-8, в отдельных странах – до 11. В России сегодня 16, а в Москве – 42–43. Интересно, что в эту выборку попадает 93–97% населения, без учета олигархов.
Наше правительство совершенно не следит за растущим неравенством граждан. Обратите внимание – данных, иллюстрирующих этот показатель, практически нигде нет. Социальная политика основывается на статистических показателях. Банально – но это средняя температура в госпитале, когда один человек лежит с жаром, а другой находится в морге. В среднем же все в порядке – 36,6°С. А черт – он в деталях.
Каким образом расслоение связано с экономическим ростом? Оно уменьшается?
– Нет – чем богаче регион, тем хуже. И Москва это наглядно демонстрирует. А проблема избыточного неравенства в свою очередь тесно связана с социально-психологическим состоянием общества, с его здоровьем и репродуктивным поведением.
Еще в начале 2000-х академик Чазов написал Владимиру Путину о том, что, по его мнению, в России проблема смертности и рождаемости возникла и усугубляется именно из-за того, что общество погрязло в пучине неравенства и бедности. Из администрации президента был послан запрос в пять академических институтов с просьбой высказаться по этому поводу. Четыре ответили, что да, похоже на то. А мы в этот момент работали с информацией, проследили эти показатели по 76 российским регионам и установили, что неравенство имеет значимую корреляцию с показателями здоровья и рождаемости. Причем, что на Кавказе, что в центре, что на Дальнем Востоке. Расслоение оказывает очень серьезное деморализующее действие. И мы это подтвердили. А потом мы пошли дальше и посмотрели, как неравенство связано с экономическим ростом, и тоже подтвердили такую связь. 
Само по себе неравенство – это некий коэффициент дифференциации. Оно мало о чем говорит. Это все равно что спросить: «Сто килограммов – это хороший вес для человека или нет?»
Смотря для кого…
– Вот именно! Точно также и с неравенством. Сто лет пытались установить связь общих показателей неравенства с экономическими параметрами – ничего не получалось. Потому что нужно смотреть, какое неравенство структурно. Вот мы и разложили его, как вес человека – на излишний и нормальный. И компоненты излишнего неравенства показали очень хорошую корреляцию с показателями смертности и рождаемости: чем меньше избыточное неравенство – тем больше рождаемость и меньше смертность.
Правильно ли я вас понял, что с этой точки зрения наиболее неблагополучным регионом является Москва?
– В каком-то смысле – да. Хотя это очень неоднозначно. Разница между доходами богатых и бедных в Москве чудовищная – в 43 раза. Однако в российской столице довольно много хорошо обеспеченных людей и относительно большое количество миллионеров. Поэтому при очень высоком общем неравенстве избыточное неравенство находится на гораздо меньшем уровне.
Разве в Москве мало бедных?
– Это вопрос очень неоднозначный и интересный. В России фиксируется прожиточный минимум и говорится, что если у кого доходы ниже этого уровня, то он бедный. А откуда берется этот самый прожиточный минимум? Он появляется в тиши кабинетов, и его идеология тянется с советских времен, когда не было проблем ни с образованием, ни с медициной, ни с жильем. Поэтому был зафиксирован некий минимум для продовольственных товаров, дабы человек мог поддерживать свое физиологическое развитие и здоровье. Потом туда добавили ширпотреб, но суть осталась. При этом нормативы по хлебу, мясу и рыбе в нашем официальном прожиточном минимуме в 2–3 раза ниже, чем нормы пайка для пленных немцев в блокадном Ленинграде.
Как неравенство отражается на демографии?
– Невозможно решать демографическую задачу в то время, когда большинство населения имеет проблемы с жильем.
Сегодня для 80% населения России жилье недоступно. Все разговоры об ипотеке идут в пользу 10–15% россиян, которые на самом деле вопрос с жильем уже решили.
В России более 30 млн человек имеют зарплату менее 10 тыс. рублей в месяц. А у него может быть неработающая жена и маленький ребенок. Человек работает, но он бедный. Такого нет нигде в мире – работающий человек не может быть бедным! А соотношение пенсий? От 60 до 90% средней зарплаты в Европе и 20% – в России…

Полная версия интервью:
finansmag.ru/faces/187
 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль