От начала и до конца

126
Перипетии. Пятеро опытных брокеров, переживших на российском рынке огонь, воду и медные трубы, делятся самыми яркими воспоминаниями.

В начале 1987 года на львовском объединении «Конвейер» состоялось первое народное IPO, упоминание о котором нашел «Ф.». Оно проходило в целях создания «социалистического механизма акционерного общества, отличного от капиталистического по своей сути». В зависимости от стажа каждый член коллектива мог купить несколько ценных бумаг, называемых акциями, по заранее установленной цене. Этим правом люди охотно воспользовались, пополнив копилку родного предприятия на 1 млн советских рублей. При этом форма собственности «Конвейера» не поменялась, объединение как было, так и осталось государственным. Работников предупреждали, что за нарушение трудовой дисциплины их будут лишать дивидендов и исключать из числа акционеров. С этого курьезного случая, видимо, начался отсчет новейшей истории фондового рынка.
А осенью 2008-го он мог и закончиться. По крайней мере, лихорадочное состояние бирж, участников торгов, да и регулятора навевало ощущение начала конца. Этот кризис стал первым для целого поколения, которое пришло на рынок недавно и не слишком хорошо помнит ситуацию на нем в начале 2000-х, не говоря уже о 1990-х. Тем интереснее рассказы очевидцев становления фондовой индустрии, находившихся в гуще событий.

 

От начала и до конца

 

 

От начала и до конца

Владимир Твардовский, председатель правления ИК «Ай Ти Инвест»


Родился в 1960 году в Иркутске.
Образование: МФТИ (1983), факультет аэро­физики и космических исследований.
На фондовом рынке с 1995 года.
С 1983 года работал в Институте физики твердого тела. В 1993-м перешел в КБ «Нефтепродукт» программистом, затем занимал должность трейдера, а в 1995-м возглавил управление по ресурсам и дилинговым операциям. В 1997 году с парт­нерами создал ИК «Ай Кью Инвест», позже присоединенную к ИК «Ай Ти Инвест». Руководил фондовым департаментом, в нынешней должности с 2006 года.

 

В середине 1990-х я работал в банке, и изначально мы занимались не фондовым рынком, а валютным. Это были реальные сделки, а не та «кухня», с которой у многих ассоциируется понятие «Форекс»: дескать, положил на счет сто долларов, тебе дали плечо 1 к 100 или 1 к 200, и ты в итоге остаешься без денег. Потом банк стал уполномоченным депозитарием Минфина и начал проводить операции с «КОшками», то есть казначейскими обязательствами. Но более богатый опыт на фондовом рынке я получил уже на спекуляциях с так называемыми таежными облигациями – бумагами, в которые были переоформлены валютные долги Внешэкономбанка СССР. Первая моя сделка состояла в том, что я продал 4 тыс. таежных облигаций номиналом $1 тыс. каждая без покрытия и с расчетами через месяц. Просто долго смотрел на график, еще имея слабое представление об облигационном рынке, и почему-то пришел к выводу, что котировки должны упасть. Сейчас меня никакими силами не заставишь продать облигации без покрытия. Но тогда опыта недоставало и это было достаточно легко. Банки не думали ни о каком риск-менеджменте. Спустя месяц пришло время расчетов по сделке. Цена облигаций к тому моменту упала на 10 процентных пунктов! Я закрыл позицию встречной сделкой, то есть контрагент просто выплатил разницу в стоимости пакета – порядка $400 тыс. Конечно, я был горд: первая операция – и такая большая прибыль, свалившаяся с неба. Сейчас я совершенно по-другому отношусь к рискам. Повезло, что все вышло так, а не иначе.
До кризиса 1998-го мы с парт­нерами создали для торговли акциями и ГКО компанию под названием «Ай Кью Инвест». Дефолт довольно сильно задел нас и наших клиентов. Спасло новое направление: спекуляции российскими евробондами. В 1999-м заработали уже достаточно, чтобы вывезти всю контору на Новый год на Красное море. Тогда же мы получили некоторый опыт на Nasdaq. Для «Ай Кью Инвеста» были открыты счета в интернет-брокерах Ameritrade и Cybertrade, торговля шла на собственные средства. Поскольку возникали сложности с прямым открытием счетов резидентов, мы вынуждены были заводить деньги через офшоры. Но после того как сдулся дот­комовский пузырь, стало невозможно зарабатывать столько, чтобы содержать контору и продолжать этот бизнес. Заработки с трудом покрывали расходы. Мы решили, что лучше стоять по другую сторону прилавка, будучи не клиентом брокера, а самим брокером, и организовывать доступ на биржи за скромный, но стабильный поток комиссионного вознаграждения. Нам показалось, что в России фондовый рынок, скорее всего, пойдет по такому же пути, как американский, – то есть будет развиваться электронная торговля. Поэтому взяли курс на дискаунт-брокеридж.
Но занялись этим бизнесом одни из последних. Когда Quik в 2000 году сделал свою торговую систему и предложил ее «Брокеркредитсервису», «Финаму», «Алору», «ВЭО», «Открытию» и другим брокерам, они согласились ее продвигать. А мы уже имели опыт использования западных аналогичных систем. И эти торговые терминалы казались нам намного удобнее, чем тот Quik, который предложила команда разработчиков из Новосибирска. Мы решили сделать собственную, более совершенную систему. В результате, к сожалению, потеряли два года и лишь затем вышли на рынок интернет-трейдинга. Заняли очередь в хвосте и начали наверстывать упущенное. Но тот путь, по которому мы пошли, позволил нам отличаться от других брокеров. «Ай Ти Инвест» стал нишевой компанией, что сработало в его пользу в 2007–2008 годах.

 

Мой ваучер

– Это было в другой моей жизни. Тогда я был молод, полон сил, занимался исключительно наукой и не обращал внимания на то, что происходит в стране. Я считал, что способен сам построить свою жизнь и не быть ни от кого зависимым. Поэтому ваучер я просто подарил теще. И никогда у нее не спрашивал, что она с ним сделала.

 

 

 

От начала и до конца

Олег Михасенко, президент ФГ «Брокеркредитсервис»


Родился в 1962 году в Читинской области.
Образование: Иркутский политехнический институт (1984), горный факультет.
На фондовом рынке с 1991 года.
С 1984 года работал инженером на предприятии «Дальполиметалл». В 1987-м занялся индивидуальным предпринимательством. В 1991 году в Новосибирске учредил с партнерами ТОО «Компания «Брокеркредитсервис»». С 1995 года – генеральный директор, затем президент группы «Брокеркредитсервис».

 

Ваучеры действительно возили из регионов чемоданами и мешками. Если бы вы приехали на Мясницкую, где находилась Российская биржа, то очень удивились бы тому, что там творилось. Сотня человек набивается в торговый зал, все кричат, продают ваучеры, договариваются. Интересная была площадка – всегда там можно было найти контрагента на мешок ваучеров или на два. Так же, как сейчас по акциям, постоянно менялись котировки. Ваучеры там даже шортили – продавали какой-то объем с отсроченной поставкой, а потом начинали собирать его в регионах. Но наш бизнес заключался в скупке-перепродаже. Считается, что эта сфера была довольно сильно криминализирована. Основные проблемы такого рода объяснялись тем, что приходилось работать с крупными суммами наличных денег. Ведь ваучеры, а потом и акции скупались у населения за наличные, а иногда и перепродавались за наличный расчет. Естественно, мы заботились о безопасности, создали свою службу, по-другому нельзя было работать.
Когда период обращения ваучеров заканчивался, все думали, что они никому уже не нужны. Однако котировки все росли и росли. Потом стало понятно, что на рынке открыто много коротких позиций, и чтобы их ликвидировать, игрокам на понижение приходилось скупать ваучеры, тем самым взвинчивая цены. Именно в это время один наш коллега договорился о сделке с партнером во Владивостоке. И вылетел туда из Москвы, чтобы купить довольно крупный пакет. За те часы, что он провел в самолете, эти ваучеры уже были проданы с отсрочкой поставки. Но когда он прилетел во Владивосток, котировки выросли в несколько раз, и региональный партнер отказался продавать бумаги по тем ценам, о которых договаривались. Пришлось возвращаться в Москву ни с чем. Затем компания должна была «пылесосить» близлежащие регионы, спешно скупая там ваучеры мелкими партиями, чтобы покрыть обязательства по поставке крупного пакета.
После ваучеров мы занялись скупкой акций в интересах заказчиков. В основном это были бумаги второго и третьего эшелонов, на которых можно больше заработать, чем на голубых фишках, так как биржевые цены отсутствовали и держались большие спрэды между бидом и офером. До первого кризиса на Россию был колоссальный спрос со стороны иностранцев: их интересовали буквально все акции – от нефтегазовых компаний до хлебозаводов. Очень многие инвесткомпании через региональные сети занимались тем, что консолидировали пакеты, чтобы перепродавать их более крупным структурам.
У нас действовали представители в десятках регионов, оставшиеся с ваучерных времен. Помимо существующих точек, мы открывали новые. За каждым регионом в центральном офисе закреплялся специальный сотрудник, который курировал скупку ценных бумаг и формировал региональную команду. Мы просто искали заказчиков – на энергетику, связь, нефть, другие отрасли. В 1994–1995 годах уже выходили на заказы со стороны больших банков, таких, как Salomon Brothers. Помню, тогда я отправился в первую поездку в Лондон. Наш партнер организовал переговоры с десятью крупнейшими домами. Нас хорошо встречали, были интересные переговоры, в результате которых мы заключили несколько сделок. Продавали акции телекоммуникационных и энергетических компаний. А через неделю после возвращения в Россию наступил первый кризис: резко исчез спрос на акции и цены обвалились.
К 1998-му у нас в компании уже существовал телефонный брокеридж в традиционном понимании. Обслуживали частных лиц, других региональных брокеров. Советовали что-то покупать, продавать – акции, ГКО.

 

Мой ваучер

– Я вложил свой приватизационный чек в акции «Юганскнефтегаза», который позже перерос в «Юкос». Продал акции в тот момент, когда они очень хорошо прибавили в цене.

 

 

 

От начала и до конца

Яков Миркин, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»


Родился
в 1957 году в Москве.
Образование: Московский финансовый институт (1979), кредитный факультет. Доктор экономических наук, профессор.
На фондовом рынке с 1993 года.
С 1979 года работал в системе Госбанка СССР. В 1989 году перешел в Финансовую академию при правительстве РФ. Сейчас – завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, директор Института финансовых рынков Финакадемии. Возглавляет совет директоров ИК «Еврофинансы», созданной в 1994 году.

 

С фондовым рынком я столкнулся в 1989-м, когда были приняты стартовые нормативные акты о возможности создания акционерных обществ. Ну а совсем он приблизился ко мне с приездом в Москву всего состава руководителей Нью-Йоркской фондовой биржи в 1990 году. В зале Центра международной торговли собрались люди, которым предстояло строить финансовый сектор России, с романтическим представлением о том, что через несколько лет Москва превратится в Нью-Йорк. А на сцене находились совершенно другие люди, с большим опытом, с пониманием того, что фондовый рынок – это тяжелая индустрия. Я работал преподавателем Финансовой академии, и в этом качестве, видимо, одним из первых в России читал курс по ценным бумагам, готовил статьи, книги. Поэтому был приглашен на встречу.
Что касается «Еврофинансов», то у истоков компании, как и большинства независимых российских брокерских домов, стояла группа молодых людей, начинавших с приватизационных чеков. Затем в ее истории был очень крупный рынок «вэбовок» и биржевая торговля акциями после запуска РТС в 1995 году. Эта торговая система уникальна тем, что замечательно обходила ограничения по движению капитала в России. Сделки совершались здесь, а расчеты шли за рубежом в долларах, поэтому открывалась дорога для иностранных инвесторов, для надувания мыльных пузырей. «Еврофинансы» стартовали в качестве бизнеса, обслуживающего узкую группу своих собственников, ну, может быть, еще отдельных, привилегированных клиентов. Подобные, как на Западе говорят, одноофисные брокеры составляли абсолютное большинство инвестиционного сообщества в России, если оставить за скобками коммерческие банки. Естественно, они не были полноценными инвестбанками. Когда в 1993 году по залу одной международной конференции, проходившей за рубежом, бродил молодой человек, условно говоря, Вася Иванов, с бейджиком «инвестиционный банкир», он вызывал восхищение разве что своим умением предвидеть будущее.
В 1990-е годы создание одноофисной компании оказалось очень эффективной стратегией. Мы как-то с одним юным миллионером сравнивали потери, которые он понес, будучи владельцем небольшого брокера, зашедшего на рынок аккуратно перед падением 1997-го. Другую часть своих средств, для диверсификации, он отдал уважаемому опытному брокерскому дому. И потери у этого именитого дома оказались в разы больше. Причины крылись в острейших конфликтах интересов между брокерами и клиентами. Даже будучи неумелыми фондовыми игроками, но жестко контролируя созданные для самих себя компании, собственники бизнесов теряли на рынке намного меньше, чем в тех случаях, когда отдавали деньги в так называемое профессиональное управление.
Что касается нынешнего кризиса, то в публикациях осени 2005–2006 годов я датировал ожидаемые неприятности 2007–2008-м. Писал, чтобы быть аккуратным, о значительном росте волатильности. А в марте 2008-го опубликовал национальный доклад о рисках и сценариях кризиса в России. Финакадемия довольно громко его презентовала. Тем не менее, перед кризисом ИК «Еврофинансы» не смогла совсем уйти из акций. Но у нас, по крайней мере,  не было позиций с рисками, фондированных короткими деньгами. В разгар кризиса мы были заняты тем, что помогали клиентам.

 

Мой ваучер

– Я немедленно продал свой приватизационный чек, купил сборники Бабеля, Катаева, Олеши и других одесситов, которых всегда любил. Букинистические магазины были завалены дешевыми книгами. Решил не дожидаться двух «Волг». Была такая фантастическая идея Анатолия Чубайса, что стоимость ваучера вырастет до стоимости двух «Волг». Я этим не горжусь, но, по крайней мере, книги стоят на полке. А 600 чековых инвестиционных фондов канули в Лету.

 

 

 

От начала и до конца

Максим Малетин, директор группы электронного трейдинга «Ренессанс Капитала»


Родился в 1968 году в Тюмени.
Образование: Тюменский государственный университет (1993), факультет математики.
На фондовом рынке с 1993 года.
С 1993 года работал в Западно-Сибирском коммерческом банке на должностях от экономиста до начальника брокерского отдела. С 1999-го – начальник торгового отдела Новосибирсквнешторгбанка. С 2000-го – начальник клиентского отдела ЗАО «ТИК “Лэнд”». В 2002-м назначен руководителем управления рынка акций НП «Фондовая Биржа РТС». В 2004-м возглавил клиентское управление ИФ «Олма». В «Ренессанс Капитале» с 2005 года.

 

В апреле 1993 года я пришел на работу в фондовое управление крупного регионального банка, который, как и все банки в то время, активно занимался эмиссиями акций, увеличениями своего уставного капитала. Как раз закончилась вторая эмиссия и в отделе, куда я попал, подоконники были завалены договорами с акционерами. Был большой спрос со стороны населения – банки платили хорошие дивиденды. Увеличивали свои доли корпоративные клиенты, потому что это давало им льготы при обслуживании. Первые акции были бумажными, покупатели получали пачку. А потом мы стали ограничиваться только одним сертификатом. Спустя много лет банк занимался изъятием этих сертификатов. Часть акций, которые мы продавали, имели валютный номинал, и по ним платились дивиденды в валюте. С этим связана одна история. Требовалось срочно закрывать эмиссию, а стояло лето, когда всем не до акций. Мы с товарищем поехали в командировку искать акционеров в других регионах и провели сделку на $180 тыс. – по тем временам огромные деньги. Тогда все казалось просто, но по прошествии времени я удивляюсь, как нам это удалось.
Сначала банк развивал вторичный рынок собственных акций, а в 1994 году начался настоящий фондовый рынок. У нас была отличная сеть для скупки бумаг предприятий: более 30 филиалов по всему тюменскому региону. Но сложно было убеждать руководство брать пакеты на свою позицию. Кроме того, полностью отсутствовала рыночная инфраструктура. Потом появилась информационная система AK&M, еще позже – ПАУФОР и РТС. Но я переключился на ГКО и посвятил разным долговым инструментам порядка пяти лет. В середине лета 1998 года банк посчитал нужным выйти из госбумаг. Это не моя заслуга – было принято решение, которое оказалось очень своевременным. Рынок держался только на ожиданиях внешних займов, а после их получения падал. В конце июля – начале августа мы активно распродавали портфель. В общем, дефолт случился в понедельник, а на предыдущей неделе, в среду, я закончил сбрасывать бумаги. Оставался копеечный остаток с погашением в ближайшее время.  Многие мои товарищи крутили пальцем у виска и говорили, что теханализ дает сигналы на покупку.
С восстановлением рынка доходности снижались, одновременно рос процентный риск. Интересно было выстроить клиентский бизнес, генерирующий стабильный комиссионный доход. В 2000 году я попал в команду талантливых людей, которые, начав на фондовом рынке в самый неподходящий момент, в 1997-м, сумели построить большой финансово-промышленный холдинг. Передо мной стояла задача по созданию брокерского бизнеса. Корпоративные клиенты к фондовому рынку были не готовы, поэтому расти получалось только за счет ритэйла. Мы занимались обучением, открывали дилинговые залы, искали субброкеров в регионах. С нулевого старта за два года вошли в десятку в рейтинге ММВБ.
В РТС я отвечал за биржевой рынок акций. Пользуясь преимуществом в виде обращения акций «Газпрома» и технологией СГК, мы хотели создать ликвидность в остальных акциях. Наверное, ошибкой было то, что пытались конкурировать с ММВБ точно таким же инструментом, который уже был у нее. Тем не менее, нам удавалось поддерживать определенную ликвидность и объемы. Более успешно развивался проект по бумагам «Газпрома»: существенно увеличилось число участников и объемы торгов. Мне очень дорог опыт в РТС, он позволил взглянуть на наш бизнес со стороны. Там была прекрасная команда, многие из нас до сих пор сохранили дружеские отношения.

 

Мой ваучер

– Я обменял его на акции «Газпрома», добавив еще несколько ваучеров. Потом продал этот пакет довольно удачно. Можно было, конечно, продать еще позже и дороже. Но вырученные средства пошли на покупку недвижимости. То есть мой ваучер, по сути, трансфером через «Газпром» превратился в часть моей первой квартиры.

 

 

 

От начала и до конца

Олег Ячник, генеральный директор ИФ «Олма»


Родился в 1951 году в городе Фрунзе Киргизской ССР.
Образование: МВТУ им. Баумана (1974), машиностроительный факультет. Кандидат технических наук, академик РАЕН.
На фондовом рынке с 1992 года.
В 1974–1992 годах работал в МВТУ им. Баумана, прошел путь от инженера до заместителя заведующего кафедрой. В 1992 году создал с партнерами и возглавил ИФ «Олма». Является председателем советов директоров НАУФОР, торгового дома ЦУМ.

 

Мы учредили «Олму» в 1992 году, получив лицензию под номером семь, то есть даже чисто регистрационно оказались одними из первых. В конце этого года начинал разворачиваться проект чековых аукционов, заработавший в полную силу в 1993-м. «Олма» выступала агентом двух фондов федерального имущества – московского и российского. После того как фонд объявлял об аукционе, в течение двух – четырех недель проходил сбор заявок. Затем все агенты, в том числе мы, отчитывались о количестве поданных ваучеров. Суммировав заявки, фонд имущества определял число акций, выпавших на один приватизационный чек. На некоторые аукционы поступало очень много заявок, и в результате на ваучер приходилось мало акций. Так было с «ЦУМом», гостиницей «Космос» и фабрикой «Красный Октябрь», первыми именитыми эмитентами, вышедшими на приватизацию. Однако имел место и противоположный прецедент, когда на аукцион по продаже примерно 40% акций одного небольшого столичного предприятия, но имеющего недвижимость и действующее производство, было подано всего 9 ваучеров. «Олма» участвовала во многих аукционах в качестве покупателя, но крупных пакетов приобрела немного, поскольку серьезных средств у компании не было.
Первоначальный реестр, сформированный по результатам аукциона, попадал к эмитенту. В нем нужно было как-то отражать дальнейшие операции с акциями. Мы разработали методику и программное обеспечение для этого, организовали курсы для эмитентов. Тогда же начали появляться специализированные организации по ведению реестров. «Олма» создала регистратор «Московский фондовый центр». Чуть позже Госкомимущество вместе с консультантами из KPMG выбрало для своего проекта по созданию независимых регистраторов семь крупнейших участников этого рынка, в том числе МФЦ. Они стали родоначальниками регистраторской отрасли.
Помню забавный случай. Где-то в 1995–1996 году я приехал в регистратор Росбанка, чтобы подписать какие-то документы. Подошел к окошку, протянул паспорт и был поражен реакцией сотрудницы, принимавшей документы. Симпатичная женщина 30–35 лет, увидев мою фамилию, с изумлением подняла на меня глаза и заворожено произнесла: «Ячник… Ячник Олег Евгеньевич! Я так много раз встречала вашу подпись и фамилию на передаточных распоряжениях, а теперь вижу вас живым!».
Когда закончилась чековая приватизация, мы написали несколько писем в Госкомимущество о необходимости создания розничного брокера. В итоге начали делать проект сами и запустили к 1997 году брокера с таким же названием – МФЦ. Оказались пио­нерами розничных услуг. В течение первых полутора недель у нас очереди стояли, чтобы открыть счет. Люди писали номерки на руках. Думаю, что большинство брокерских компаний, которые затем стали работать с населением, приходили в центр, смотрели за его деятельностью. Понятно, что мы набили шишки, потому что были первыми.
Кризис 1998 года был тяжелым, но более понятным. Правда, для всех оказалось полной неожиданностью прекращение торгов ГКО – ОФЗ. Своих активов в этих бумагах у нас почти не было, а вот клиентские были. Например, через МФЦ несколько сотен человек покупали эти гособлигации. Я входил в группу под руководством Олега Вьюгина, тогда первого замминистра финансов, которая решала, как государству рассчитываться по долгам. Бизнес остановился, но мы в «Олме» никого не увольняли, в два раза сократив зарплату. В феврале 1999-го начали ее поднимать, приближая к докризисным временам.

 

Мой ваучер

– После трудного чекового аукциона «сладкой» фабрики «Красный Октябрь» у меня разболелись зубы. Я отправился на консультацию к чудесному доктору – академику Валерию Леонтьеву, гендиректору ОАО «Стоматология», чей аукцион проходил в это же время. И там так хорошо меня приняли, что я решил стать акционером этого предприятия.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36.29%
  • Подумываю об этом 26.61%
  • Нет, пока никаких перемен 27.42%
  • Это секрет! 9.68%
результаты

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль