Похищение мозгов

53
Проблема. По мнению международных исследовательских организаций, уровень пиратства в России неуклонно снижается. Однако российские эксперты не согласны с такой оценкой.

Согласно классификации Международного альянса по интеллектуальной собственности (International Intellectual Property Alliance; IIPA), продукция, охраняемая авторским правом, делится на пять основных категорий: бизнес-софт, музыка и музыкальные записи, кино- и видеофильмы, развлекательный софт, а также книжная индустрия. Положение дел в каждом из секторов очень сильно отличается.
Наилучшим образом мониторится ситуация в сфере бизнес-софта. Занимается этим международная консалтинговая компания IDC (ранее – International Data Corporation), проводящая ежегодные исследования рынка коммерческого программного обеспечения (ПО) в 110 странах. Помимо IIPA, заказчиком IDC выступает Ассоциация производителей программного обеспечения (Business Software Alliance; BSA), представительство которой с 2005 года работает и в России.
Чуть хуже, чем в сфере бизнес-софта, поставлен сбор информации о пиратстве в области музыки и музыкальных записей – данные часто эпизодические и представлены далеко не по всем странам, где проводится мониторинг. Еще хуже освещены секторы развлекательного софта и книжной индустрии – по большинству стран мира отсутствуют даже оценочные значения. Значения уровней контрафактной продукции в секторе кино и видео IIPA не публикует, хотя, по словам директора Российской антипиратской организации (РАПО) Константина Земченкова, такие данные в IIPA регулярно предоставляются.

Общая картина. По версии BSA, Россия пятый год подряд демонстрирует значительное снижение уровня компьютерного пиратства. При этом в 57 странах зафиксировано уменьшение количества нарушений авторских прав и лишь в 16 государствах воровства интеллектуальной собственности стало больше. Однако, поскольку компьютерный рынок и сектор программного обеспечения в развивающихся странах росли намного быстрее, чем в экономически развитых государствах, мировой уровень пиратства в 2008 году вырос по сравнению с 2007-м на три процентных пункта и составил 41%.
Среди наиболее «отличившихся» оказался Азиатско-Тихоокеанский регион, где уровень пиратства вырос на два процентных пункта (с 59% в 2007‑м до 61% в 2008 году), а также страны Ближнего Востока и Африки, в которых абсолютные потери за год увеличились на четверть (с $2,4 млрд до $3,0 млрд).
В целом по миру потери от незаконного использования интеллектуальной собственности в 2008 году составили $53 млрд (+10,9% к 2007 году). Самым законопослушным регионом оказалась Латинская Америка, где при уровне пиратства в 65% (не изменился за год) потери составили всего $4,3 млрд (+4,9% к 2007 году), что соизмеримо с убытками России, потерявшей в 2008 году более $4,2 млрд (+2,4%) и занявшей третье место в мире по этому показателю.
Наши «достижения» удалось превзойти лишь США (–$9,1 млрд) и Китаю (–$6,7 млрд). Интересно, что в десятку самых пострадавших от интеллектуального пиратства стран входят семь из восьми государств G8. Лучше всего дела с охраной авторских прав обстоят в Соединенных Штатах (20% пиратства), Японии и Люксембурге (по 21%). Мировыми лидерами по уровню пиратства стали Грузия (95%, занимает 1-е место), Армения, Бангладеш и Зимбабве (92%, делят 2–4-е места). По мнению экспертов, власти в этих странах не только не борются с нарушением авторских прав, но и фактически способствуют этому процессу. По мнению вице-президента Ассоциации по защите интеллектуальной собственности «Русский щит» Олега Яшина, если с пиратством не бороться, то его уровень составляет около 85–90%. Соответственно, при показателях выше 90% нарушения совершают не только предприятия частного сектора, но и государственные структуры.

Дела домашние. По данным председателя совета директоров Российского авторского общества (РАО) Сергея Федотова, нарушениями авторских прав грешат также российские государственные и унитарные предприятия, которые уклоняются от заключения лицензионных соглашений и выплаты вознаграждений, мотивируя это нехваткой средств и административными препонами.
Именно по этой причине Россия, единственная из всех европейских стран, попала в особый список IIPA, куда включены государства, доставляющие наибольшее беспокойство и приносящие максимальные убытки владельцам авторских прав.
В докладе «Special 301», опубликованном IIPA по итогам 2008 года, приведены предполагаемые торговые потери американских компаний в результате пиратства. Считается, что максимальный убыток принес Китай – $3,5 млрд. Второе место с показателем почти $2,8 млрд занимает Россия. В отличие от восточных соседей, сохранивших свою «вредоносность» на уровне 2007 года, российские пираты в 2008 году украли у экономики США на 7,7% больше, чем годом ранее.
По мнению IIPA, уровень пиратства в России и Китае снизился – с 73 до 70% и с 82 до 79% соответственно. Данные не столь оптимистичные, как у BSA, но также свидетельствующие как об уменьшении количества нарушителей в обеих странах, так и о росте их «производительности труда». С этими оценками не согласен Олег Яшин: «Значения, приведенные в докладах международных организаций, плохо соответствуют действительности. В России пиратство реально растет, и все специалисты говорят о том, что это в первую очередь связано с развитием широкополосного доступа в интернет. А по данным BSA, у нас волшебным образом идет снижение. И связаны эти чудеса с тем, что открылось российское представительство при BSA. А поскольку офис начал работать, то ему нужно отчитываться – вот он и рапортует».
По мнению эксперта, реальные потери от пиратства в России оценить невозможно. «Вам этого никто не скажет. Нужно проводить очень дорогое исследование, искать соответствие между косвенными признаками и реальными. Ущерб, безусловно, есть, но его размер не определяется только числом проданных или скачанных пиратских копий софта», – говорит Олег Яшин.

Софт. Согласно данным исследования IDC, если в 2004 году программное обеспечение в 87% случаев использовалось незаконно, то в 2008 году показатель упал до 68%.
По словам директора по консалтингу российского офиса IDC Тимура Фарукшина, методика определения уровня компьютерного пиратства во всех странах, включая Россию, довольно проста и состоит в следующем. Путем опроса продавцов отслеживаются объемы продаж новых компьютеров и программного обеспечения. Затем с целью определения среднего количества инсталляций в год на один компьютер выборочно опрашиваются конечные пользователи – предприятия и частные лица.
Потом сравниваются объемы официально проданного софта и предположительно установленного на новые компьютеры в течение года. В итоге получается некий показатель, характеризующий уровень пиратства за исследуемый год в расчете на средний компьютер.
Директор Некоммерческого партнерства поставщиков программных продуктов (НП ППП) Дмитрий Соколов называет значения уровня пиратства, получаемые IDC, «средней температурой по больнице», но подчеркивает, что многолетние данные, обладающие постоянной систематической ошибкой, оцениваемой разными экспертами в 5–10%, тем не менее, весьма достоверно определяют общее направление. Последние пять лет для России оно понижательное. «А 68% у нас уровень пиратства, чуть выше или чуть ниже – это не столь важно», – считает Дмитрий Соколов.
К тому же, в отличие от развлекательного софта, главный источник нелицензионного использования программного обеспечения коммерческими структурами – так называемое внутреннее пиратство – когда компании, нередко по джентльменскому соглашению с правообладателями, устанавливают ПО на большее количество рабочих мест, чем число оплаченных лицензий.
По словам координатора программ BSA в России Алексея Черного, именно постепенная ликвидация внутреннего пиратства служит главным драйвером уменьшения уровня незаконного использования ПО в сегменте бизнес-софта.
Гораздо сложнее бороться с незаконным использованием ПО, установленного «на дому». По оценке Олега Яшина, уровень пиратства в этом секторе составляет не менее 80% и продолжает расти, чему способствует интенсивно развивающийся широкополосный интернет.

Война в сети. Дмитрий Соколов более осторожен в оценках. Он считает, что, несмотря на возникновение трекеров, файлообменников и других ресурсов, где контрафактная продукция легкодоступна, антипиратским организациям удается удерживать status quo: «ситуация серьезно не ухудшается, но рассчитывать на быстрые и легкие улучшения пока не приходится».
В противостоянии с пиратами НП ППП поддерживают «Яндекс», Mail.ru, Masterhost и другие крупные сервис-провайдеры: они оперативно перекрывают каналы доступа для сомнительных сайтов и сильно затрудняют их существование на территории России. Чего нельзя сказать о сопредельных странах, куда порой эмигрируют отечественные «джентльмены удачи». Наиболее комфортно ресурсы, распространяющие контрафактную продукцию (не только программы, но и музыкальные записи, а также кино и видео), чувствуют себя в бывших республиках СССР.
С Западной Европой отечественным антипиратским организациям работается значительно легче. Например, в мае 2009 года РАПО сов­мест­но с нидерландскими коллегами удалось закрыть сайт interfilm.ru, обосновавшийся на серверах голландского провайдера Lizweb, и даже способствовать аресту двух человек. Вся операция заняла 2,5 года, это пока первый серьезный успех в международной деятельности РАПО.
На счету Некоммерческого партнерства поставщиков программных продуктов также имеются и ликвидированные, и изгнанные за границу пиратские сайты. Руководство этой организации считает, что одним из способов борьбы с незаконным распространением контента в интернете может быть установление фильтрации трафика с определенных адресов на «интернет-границе». В ряде западных стран такие решения по некоторым трекерам принимались. Например, в Великобритании. Это сложно и затратно, но юридически и технически вполне осуществимо.

 

Похищение мозгов

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль