Константин Бабкин: «Спросите у Кудрина»

70
Интервью. Совладелец и председатель совета директоров холдинга «Новое содружество» недоволен политикой государства в отношении машиностроителей. Действиями министра финансов – в особенности.

Константин Анатольевич, у сельхозмашиностроителей должен был начаться высокий сезон. Продажи пошли?
– Конвейер запустили в полную силу с 1 марта. Всю зиму работали три дня в неделю, сейчас пять. Программу производства сократили и в этом году, и в прошлом сельхозгоду, если брать с 1 октября. В прошлом произвели 6,3 тыс. комбайнов, собирались – 7,3 тыс. План на этот год – 4,9 тыс. Зимой нас поддержал экспорт, как это ни удивительно. Казахстан и Азербайджан закупали машины в самые тяжелые времена.
За счет чего?
– Государством выделялись средства лизинговым компаниям для поддержки аграриев. И нам чуть перепало. В России же всю зиму продажи были почти нулевыми. Обычно спада не было. За счет сезонных скидок, работы с дилерами старались, чтобы и зимой, и осенью деньги поступали. А тут, несмотря на скидки, комбайны не брали. В-первых, виноват кризис и состояние неопределенности на продовольственных рынках. Во-вторых, заранее была объявлена поддержка через «Росагролизинг». В результате даже те, у кого были деньги, решили их придержать.
В начале марта мы получили от «Росагролизинга» 4,8 млрд рублей, теперь подают заявки на отгрузку техники. Хотя на совещании под председательством Владимира Путина прозвучало, что у нас выкупят все остатки на тот момент, всего на 5,9 млрд рублей. Ждем, что у нас еще на 1,1 млрд купят сельхозтехники. Ощущаем независимый от «Росагролизинга» спрос со стороны российских аграриев. Оживление есть на рынке. Надеемся, что мы нащупали дно.
Но ведь крестьяне сейчас находятся в непростом положении: запасы зерна из-за рекордного прош­ло­год­не­го урожая зерна высоки как никогда. Это не мешает продажам техники?
– Главная проблема, почему кризис так сильно сказался на нас, – отсутствие внятного регулирования. В частности, на рынке продовольствия. В прош­лом году в России собрали рекордные 112 млн тонн зерна. Излишки надо бы выталкивать за границу. А у нас все прошлое лето действовала пошлина на экспорт зерна, которая объяснялась не­об­хо­ди­мо­стью сдерживать рост цен на хлеб. Благодаря заботе правительства о простых гражданах почти все зерно осталось в России. И теперь крестьяне думают не о новом урожае, а куда девать готовый хлеб, которым все завалено. Мы слышим какие-то слова, что руководство страны поддержит экспорт, про развитие животноводства – на откорм немало зерна идет. Но конкретных мер не видим. Возникают вообще неожиданные идеи: есть идея взять все это зерно и отправить в голодающие страны Африки.
А как же проблема высокой загруженности портовых мощностей по перевалке зерна?
– В Ростовской области за период, пока экспорт развивался, этих терминалов понастроили столько, что весь урожай можно вывезти за месяц. Инвестиции сделаны, проблемы с перевалкой нет. Но невыгодно. Нужна господдержка экспорта. Например, другие страны активно применяют экспортные субсидии. А когда одному дотируют, а другому нет, то как конкурировать?
Вас устраивают предпринимаемые меры по под­держ­ке машиностроения?
– В декабре на Ростсельмаш приезжал председатель правительства. Он положительно решил почти все вопросы, которые мы ставили перед ним. Во-первых, были повышены пошлины на комбайны с 5 до 15%. Это несколько выравняло условия конкуренции. Во-вторых, были выданы рекомендации регионам покупать за счет бюджетных денег только российскую технику. В-третьих, «Росагролизингу» выделили 25 млрд рублей. Четвертое, вышло постановление правительства по субсидированию инвестиционных кредитов. Если предприятие машиностроения берет кредит и вкладывает эти деньги в модернизацию, то 2/3 ставки субсидируются. Наконец, для нас очень важна поддержка экспорта, в отдельные годы вывозим до 40% техники. Этой зимой – вообще 70% продаж шло за границу. К сожалению, здесь изменений пока нет. Но Владимир Путин дал поручение подготовить меры экспортной поддержки.
Вот основные положительные решения. Работают, грубо говоря, пополам. Пошлины работают, но они введены временно. Надеюсь, станут постоянными. Мы хотим, чтобы на все виды сельхозтехники, которые производятся в России, также была введена пятнадцатипроцентная пошлина, чтобы компенсировать ту поддержку, которую имеют зарубежные коллеги. Постановление о дотации инвестиционных кредитов неизвестно когда вступит в действия. Называют срок в полгода. Поддержки экспорта нет, к сожалению, пока особенно не готовится.
То есть вам остро не хватает экспортного агентства, наподобие тех, что работают во всех развитых странах.
– Да, и предоставляют связанные кредиты, межгосударственные гарантии.
С чем связаны задержки?
– С бюрократизмом. Многие крестьяне тоже жалуются, что им Россельхозбанк, Сбербанк и другие, получившие госденьги, не выдают кредиты. В первую очередь крестьян касается, но нам сильно мешает: техника стоит.
«Росагролизингу» спасибо, что купил у нас комбайны. Но на десятках заводов ситуация, как было на «Ростсельмаше»: склад затоварен, спроса нет. У них «Росагролизинг» ничего не покупает, хотя денег выше крыши. Мне непонятна позиция этой компании. И не говорит, когда закупит.
Видимо, не приходят фермеры с просьбами дать технику в лизинг…
– Заявки есть, пожалуйста. Директора заводов ходят, машут пачками заявок от крестьян: заплатите нам деньги и отдайте им. Но этого не происходит. Почему? Не знаю. И вообще нигде не опубликовано, как «Росагролизинг» будет распределять 25 млрд рублей. Планировали у «Камаза» купить продукции миллиардов на пять, у «Ростсельмаша» на 4,6 млрд… Но информация непубличная. Как, когда, почему – непонятно. Денег не хватает? Всех остатков сельхозтехники по заводам в декабре было меньше чем на 12 млрд рублей. Выделили 25 млрд, то есть в два раза больше.
С региональными закупками проблем нет?
– Башкиры недавно закупили американские комбайны. Якобы провели конкурс, но «Ростсельмаш» на него не пригласили. Аналогичная ситуация в Пензенской области: «Ростсельмаш» там не изучали, с нами не общались. Зато губернатор едет в Италию с инспекцией итальянских заводов. Видимо, заранее знает, что поездка будет успешной, заводы ему понравятся. Хотя есть прямая рекомендация от правительства обратить внимание в первую очередь на российскую технику, что в условиях кризиса надо друг друга поддерживать. Не прислушались.
По сравнению с ослаблением рубля повышение пошлин на 15% значительным не выглядит…
– Конечно, девальвация тоже сыграла нам на руку. Импортные товары подорожали, но, по опыту 1998 года, это преимущество быстро съедается: полгода, и оно исчезает. Обязательно что-нибудь прои­зой­дет: нефть подорожает, рубль вырастет – уже немного вырос, кстати. Этот фактор поддержки – временный. Не навсегда. Хорошо, конечно, но хотелось бы видеть более сознательную и последовательную политику. Пошлина действительно невелика. Фактически повышение даже меньше десяти пунктов. На самом деле мы воюем за гораздо большее количество мер. За систему, которая состоит из 20 разных видов поддержки промышленности. А пошлины просто на слуху у всех.
Мы чуть дальше смотрим, чем на полгода. Хотелось бы видеть, когда мы инвестируем в завод, на перспективу в 10–15–20 лет. Важно само отношение. Если скажут: «Нет, ребята, поддерживать вас не будем, кормитесь сами, пусть у вас будет комбайн в два раза дешевле импортного, работайте в нижнем сегменте, делайте гремящее ведро с болтами...» – соответственно меньше будем вкладывать. А если нам скажут: «Мы вас поддерживаем, будем защищать, чтобы вы делали технику мирового уровня», – значительно смелее станем инвестировать.
За счет всех видов поддержки, которые имеют наши зарубежные коллеги, ценовая разница съедается. Например, мы сейчас планируем инвестировать в лакокрасочный завод, провести глубокую модернизацию – фактически построить новое производство. Порядка $20 млн – строительство здания, еще $30 млн стоит оборудование. Многое можно закупить в России: металлоконструкции, котлы, емкости. Отечественная продукция стоит в два раза дешевле импортной. Но если ты берешь италь­ян­ские баки, трубы, перекрытия, то тебе дают кредит на семь лет под 7,5% годовых в евро. Вот и получается, что взять импортное дешевле. Хотя качество – сравнимое с Россией. Небольшая иллюстрация к тому, что цена – не единственный фактор.
И банковские кредиты должны быть дешевле, а не под 20%.
– Безусловно, задранная ставка рефинансирования здесь меня не радует. Идея Кудрина, как я понимаю: высокие ставки привлекают к нам капитал из-за рубежа, за счет которых кредитуется промышленность. Извращенная логика какая-то.
Вы сейчас под какой процент кредитуетесь?
– Порядка 18% годовых. Кредитная линия на 6 млрд рублей открыта в Сбербанке.
Из нее вы финансировали покупку 80% завода Buhler в Канаде за $152 млн?
– В том числе. Под покупку Buhler Сбербанк выдал гарантию канадцам, а она обходится дешевле, условно под 3%. Сказали: не волнуйтесь, мы через пять лет заплатим $50 млн. Остальное выплачивали из собственных средств. Наскребли по сусекам.
Удивлен: несмотря на кризис, вы думаете о модернизации?
– Пока все под вопросом. Зависит от того, будет ли поддержка системной или речь по-прежнему идет о пошлинах на девять месяцев и разовой закупке комбайнов.
Инвестиционная программа на 2009 год утверждена?
– В целом да. Мы поставили в серийное производство, несмотря на кризисные явления, мощный роторный комбайн. В этом году 200 штук планируем выпустить. Старались не тормозить этот проект – и господдержку под него получили, и про­сто ради имиджа. Ставим в серийное производство второй проект: энергосредство – машина для раз­дель­ной уборки вроде трактора. Правда, меньше сотни в этом году произведем, но все равно серия. Пока без особых вложений начинаем думать о следующих поколениях комбайнов. Процесс обновления идет, но пока мы осторожничаем. 600 млн рублей выделяем в 2009 году, хотя обычно речь шла о миллиарде.
Зимой понесли серьезные потери?
– Убытки «Ростсельмаша» за период составили около 1 млрд рублей. Сейчас постепенно выходим в ноль. По итогам 2008 года прибыль неплохую получили. Всю вложили в роторный комбайн и в перспективные модели.
В чем преимущества роторного комбайна перед обычными?
– Верхний сегмент. Противники пошлин, в частности, говорили: из-за рубежа едут мощные комбайны, а у вас – средние и маленькие. На самом деле все равно конкурируем. Даже бабушка с серпом – конкурент. Где она прошла, комбайн уже не нужен.
Роторный комбайн предназначен для высоких урожаев, это очень производительная машина. Но окупается при уборке полей с урожайностью выше 60 центнеров с гектара. А у нас в среднем по России собирают 19,5 центнеров, в южных регионах порядка 30. Немного хозяйств, где по 60–80 центнеров выращивают. Комбайн подойдет для рисовых культур, где урожайность еще выше. Спрос есть, уверен, 200 штук продадим.
Какие у «Нового содружества» планы на 2009 год?
– Если продадим 4,9 тыс. комбайнов, то выйдем в ноль. 2 тыс. уже произвели (считаю от октября к октябрю) – к концу декабря стояло 1,4 тыс. машин. Зимой по 200–300 машин в месяц делали.
Какие еще антикризисные меры принимает «Новое содружество» на своих заводах?
– Сокращение персонала, которое соответствует падению объемов производства. 1,3 тыс. человек уволили. Сейчас опять идет набор, но людей все равно меньше стало. Притормозили долгосрочные инвестиции. Но долгосрочный прогноз все равно остается позитивным: людям надо кушать, соответственно, комбайны будут востребованы.
Уже сейчас мечтаем о комплексе машин, объединенных единой системой компьютерного управления, которая снимает карты полей, корректирует параметры работы сельхозтехники. Рабочая группа уже создана, другое дело, что инвестиции пока маленькие. Но начинаем работать.
Как завод в Канаде переживает кризис?
– Может, кризис в Северной Америке есть в автомобилях, но в комбайнах и тракторах он не наблюдается. Продажи даже растут, рынок в целом – на 8%, мы ждем увеличения выручки на 30%. Смотрите, в этом году мы планировали произвести 1,95 тыс. тракторов. Правда, сейчас обсуждаем сокращение до 1,6 тыс., но только из-за того, что в России меньше тракторов стало продаваться. В прошлом году, уже под нашим управлением, завод собрал 1 тыс. машин. А перед этим Buhler собирал по 600 тракторов. Сейчас там кризиса нет, все нормально: кредиты дают, продовольствие выращивают, тракторы нужны.
Покупка Buhler сыграла свою роль в плане импорта технологий?
– Мы начинаем активно работать над проектом по сборке тракторов в России, чтобы они получили доступ к бюджетным деньгам. До декабря, до принятия мер Путина, отсутствовал смысл заниматься здесь производством тракторов. Выгоднее было везти готовые.
Что касается импорта технологий, то не в массовых масштабах точно. Наоборот, нам удалось много чему научить канадцев в области маркетинга. Раньше фермер, который хотел купить трактор, должен был внести предоплату в 10%. И через полгода фирма его поставляла, забирая оставшиеся 90%. Мы сказали: «Цивилизованный мир давно так не работает. Фермер, если хочет, может заплатить и сразу же получить машину». Более того, мы даже поставляли дилерам тракторы без предоплаты, вложились в демонстрационные показы. Как результат – рост на десятки процентов в год.
Увидели, что у них окраска лучше. Но внедрение аналогичной технологии у нас требует многомиллионных инвестиций. Называются суммы в 30–50 млн евро. К этому мы пока не готовы. О каких-то других глобальных открытиях я не слышал.
Интересно, почему тогда российская продукция хуже импортной по качеству, если нет особой разницы в технологиях производства?
– Проблема в комплектующих. В Канаде очень много мелких производителей. Один перестал тебя удовлетворять, обзвонил других – покупаешь более качественный продукт. Теперь у нас: поставили тебе плохие шланги. Два выхода: либо таджиков нанимать для создания нового производства на «Ростсельмаше», либо уходить на импорт. Нельзя требовать качества от большого завода, если вокруг нет «поросли», которая снабжала бы его сотнями мелких качественных деталей.
Если я к вам приду со своими баками, вы их купите?
– Если хорошие – да. У нас идет постоянный поиск новых поставщиков. Понятно, что сертификация должна быть, сначала опытную партию возьмем, на производство съездим – посмотрим, насколько все серьезно.
Таких мелких поставщиков больше не становится?
– Их все меньше и меньше. С приходом кризиса они оказались в полном пролете. «Росагролизинг» у них не покупает, кредитов никто не дает – никакой вообще поддержки.
Чем еще зарубежные заводы берут? На «Ростсельмаше» в охране работают 500 человек, а на Buhler – один вахтер в три смены. В бухгалтерии: 250 сотрудников у нас против десяти у них.
Касательно качества – «Ростсельмаш» десять лет жил впроголодь, без инвестиций вообще. А там каждый день что-то улучшалось, закупалось оборудование. Потом, в Канаде ты покупаешь станок, открываешь кредитную линию – половина суммы списывается тебе из налогов. Соответственно модернизация обходится в два раза дешевле, чем на «Ростсельмаше». И кредиты на нее под 1,5% годовых – можно договориться о гарантиях с провинцией. Никаких гениальных идей. Методичная работа из года в год…
Другие предприятия за рубежом присматриваете?
– Теперь мы продаем тракторы, со временем предложим навесные агрегаты, посевные комплексы, другие вещи для обработки почвы. Не завтра, но купим. Стратегия определена, мы собираемся стать мощным независимым игроком, который производит основные вещи.
В какой перспективе?
– Не знаю. Спросите у Кудрина.
Что вы планируете сделать на «Эмпилсе»?
– Фактически построить новый завод по производству красок – высокотехнологичный, экономичный. Инвестиции оцениваются в 50 млн евро. Мощность – 120 тыс. тонн в год. Производственники обещают сокращение затрат на 30% за счет отточенного технологического процесса и упрощения логистики – все в одном здании, под одной крышей. Пока прорабатываем проект и кредитную линию. Сумму озвучить не готов.
Сейчас много говорят об инновациях, нанотехнологиях… Вот вы, конкретный производственник, работаете в этом направлении?
– Про нанотехнологии у меня состоялся интересный разговор год назад с одним авторитетным академиком. Он мне предлагал инвестировать в нанотехнологии. «А что это такое – нанотехнологии?» – «Да как же, об этом всюду пишут: маленькие роботы хватают, доставляют лекарства». – «Маленькие роботы? Не понимаю. Нано – это сколько?» – «Меньше молекулы». – «То есть роботы меньше молекулы чего-то хватают и доставляют? Ничего не понимаю». – «Ты действительно ничего не понимаешь. Нанотехнологии – это то, на что выделяется $10 млрд». – «Ага, начинаю понимать…» Все эти венчурные дела… Инновации – это компьютер на комбайн поставить. И то приходится считать. А нанотехнологии – фантастика какая-то. Деньги на ветер. Реальными делами надо заниматься: хлеб выращивать, тракторы делать, а не деньги государственные отмывать.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль