Банкиры превращаются в  барахольщиков

68
Залоги. Картофелекопалки, елочные игрушки, тракторы, торговые центры, нефтяные компании… Кризис заставляет банкиров осваивать искусство управления непрофильными активами – тем, что передают им в оплату долга разорившиеся заемщики.

По идее, учиться они должны были гораздо раньше, но кредитная эйфория по­следних лет усыпила бдительность. Качество залоговой массы большинства банков сомнительно, а возможности по ее реализации ограниченны.

Обеспечение на дне ручья. «Как было с залогами раньше? Есть гора мусора – кредитуем, нет горы мусора – не кредитуем. Банки, переборщившие с мусором, полегли первыми», – рассказывает «Ф.» топ-менеджер кредитной организации, много лет работающей с крупными корпоративными клиентами. Действительно, судя по словам опрошенных «Ф.» банкиров, в докризисные времена обеспечение по ссуде было чем-то вроде симпатичной игрушки. Порой игрушки в буквальном смысле. Например, один из ведущих операторов еще не так давно выдавал деньги под залог партии игрушечных грузовиков и елочных украшений, которые красиво именовались «товаром в обороте». Еще более экзотический пример: екатеринбургская компания в качестве обеспечения предоставила… облицованное дно искусственного ручья. Банк не задавался вопросом, кто польстится на это чудо в случае дефолта заемщика. Хотя стоило: реализовывать залоги у кредиторов получалось гораздо хуже, чем раздавать деньги. Менеджер крупного банка вспоминает, что несколько лет назад ему пришлось продавать партию одежды – вполне ликвидный, на первый взгляд, товар. «Задействовали всех: кредитных экспертов, клиентщиков, топ-менеджеров, да и самих клиентов, чтобы найти магазин или склад, который бы согласился купить эту одежду», – вспоминает собеседник «Ф.». «В большинстве банков не было специальных управлений, которые бы занимались реализацией залоговой массы, – в этом про­сто не было необходимости», – рассказывает начальник по работе с предприятиями среднего и малого бизнеса Сведбанка Александра Бугаева.
Необходимости не видели потому, что финансовое состояние многих клиентов выглядело безупречно: денежный поток есть, прибыль есть, банкротство почти невероятно. И банкротств действительно было мало. Атмосфера всеобщего благоденствия расхолаживала кредиторов настолько, что они часто вообще не требовали обеспечения. «Последние два-три года банки начали финансировать отдельных заемщиков без залога – «бланком». На такие средства могли рассчитывать крупные компании, публикующие отчетность (обычно по международным стандартам), и желательно с кредитным рейтингом. Беззалоговые кредиты составляли ориентировочно 10–15% от совокупного портфеля в целом по системе. Это немного, но достаточно для резкого ухудшения его качества в случае дефолтов», – рассказывает директор департамента клиентских отношений Абсолют банка Виталий Караваев. «Сейчас банк даже разговаривать не будет, если нет залога. В 98-м году было то же самое. Есть лишь несколько публичных компаний, которые не имеют права закладывать свое имущество, например, по условиям выпущенных евробондов. Им до сих пор готовы ссужать средства без обеспечения, но здесь речь идет об очень крупных предприятиях с первоклассной репутацией, с которыми банк сможет договориться и без залога», – говорит заместитель председателя правления «Барклайс» Евгений Ретюнский.

Куда девать игрушки. Все чаще участники рынка обращаются друг к другу за советом на профессиональных форумах. «Подскажите, пожалуйста, порядок действий кредитора по реализации залога. Что делать сначала, что потом? В какие примерно сроки?» – спрашивает коллег банкир с шестилетним стажем. В ответ – упреки в некомпетентности, он оправдывается: за шесть лет не было случая, чтобы нормальный заемщик потерял все заказы и не смог возвратить кредит. «А я вот в последний раз сталкивался с реализацией залога в 1998 году, после этого как-то удавалось находить с заемщиками общий язык. В крайнем случае находили фирму, готовую купить залог с дисконтом, – под этим прессом должники изыскивали возможность погасить кредит», – вступает в дискуссию другой финансист. «Во время кризиса банки столкнулись с тем, что залоги превращаются в непрофильные активы, которыми необходимо управлять», – констатирует председатель правления МБРР Сергей Зайцев.
Лидеры рынка подсуетились. В августе Сбербанк учредил дочернюю структуру «Сбербанк Капитал». Поначалу многие подумали, что это ответ «Сбера» ВТБ, который в начале прошлого года приступил к созданию собственного инвестбанка и переманил туда лучшие кадры рынка. Но в октябре, когда инвестиционный бизнес во многом потерял актуальность, выяснилось, что новая «дочка» «Сбера» займется управлением просроченной задолженностью. Первые «материальные ценности» она получила в конце декабря прошлого года – примерно 250 тыс. кв. метров торговых площадей красноярского ритейлера «Алпи», который задолжал более $200 млн. Как пояснил тогда председатель Сибирского банка Сбербанка Владимир Ворожейкин, залоговая недвижимость переходит на баланс «Сбербанк Капитала», который «будет искать, находить покупателей». Позже, в конце января, выяснилось, что эта структура разжилась еще и нефтяными активами. Акционеры холдинга Urals Energy передали «Сберу» в счет долга в $630 млн 99% акций ЗАО «Дулисьма» и 35% долей ООО «Таас-Юрях нефтегазодобыча».
ВТБ не терял времени. С 12 февраля приступила к работе его стопроцентная «дочка» «ВТБ Долговой центр». Функционал структуры такой же, как у «Сбербанк Капитала», – управление проблемной задолженностью и полученным от «плохих» заемщиков имуще­ст­вом. Другие крупные операторы пока не обзавелись долговыми центрами – им хватает профильных управлений. «Мониторинг состояния залога по каждому кредиту регулярно осуществляет специальная служба. В случае возникновения проблем с платежеспособностью заемщика к процессу подключается управление по работе с нестандартными активами», – рассказывает вице-президент Банка Москвы Андрей Лапко. Соответствующими подразделениями давно обзавелись, к примеру, Урса-банк и Абсолют банк. Но большинству операторов предстоит большая организационная работа.
Оптимальный вариант в работе с нестандартными активами – когда заемщик сам занимается их реализацией под контролем банка. Разумеется, он должен быть заинтересован в том, чтобы провести сделку с максимальной выгодой и постараться избежать банкротства. Но мотивация падает, и тогда на сайтах кредиторов появляется что-то вроде досок объявлений. Свежие «залоговые» предложения регулярно публикуют, в частности, филиалы Сбербанка. Некоторые «лоты» по карману даже со­всем малому бизнесу. Например, облучатель семян за 69 тыс. рублей или комбайн зерноуборочный «Енисей» за 121 тыс. Есть имущество и посолиднее: скажем, трехэтажное нежилое здание с земельным участком в Братске обойдется покупателю в 8 млн рублей. Банкиры считают, что подобных предложений со временем будет появляться все больше. «Сейчас растет просрочка, и, соответственно, случаи реализации залогов через некоторое время станут массовыми», – уверена Александра Бугаева. Но количе­ст­во не перерастает в качество. По оценкам участников рынка, реализация заложенного имущества в среднем позволяет вернуть примерно 10% его стоимости, максимум – 50%. Совсем невыгодный бизнес. Для банков. Но для предприятий, до сих пор выживающих, такие распродажи вполне кстати. Они позволяют снизить расходы на приобретение оборудования до минимума. Банк готов торговаться: за каждый день хранения, к примеру, того же комбайна он вынужден платить, здания нуждаются в коммунальном обслуживании – как минимум в отоплении зимой – и пу­стовать не могут.

Сделай ему больно. Недавно финансовый директор ВТБ Николай Цехомский упомянул, что ВТБ ужесточил требования к обеспечению и теперь, к примеру, не кредитует под залог земельных участков компании без cash flow (денежного потока). Это симптом. До банкиров дошло, что в кризисное время даже устойчивая на вид фирма может внезапно потерпеть крах, и единственным способом в этой ситуации становится продажа залога. Другая ситуация: заемщик «скорее жив, чем мертв» и, в принципе, может продлить свой кредит, но не хочет этого делать. В этом случае залог становится оружием. «Залог – это, образно выражаясь, способ сделать больно проблемному заемщику, инструмент воздействия на него. Если заложенное имущество представляет собой жизненно важное для предприятия оборудование или, к примеру, заложен его основной офис, то заемщик просто вынужден будет нормально разговаривать с банком об условиях реструктуризации», – поясняет Евгений Ретюнский из «Барклайс». При таком раскладе залог должен быть максимально качественным.
И финансисты работают над этим. «Революции в политике банков пока не произошло, но, конечно, качество залоговой массы изменится», – говорит Александра Бугаева из Сведбанка. Радикальных запретов на прием тех или иных видов имущества – недвижимости, транспорта, товара в обороте, судов, оборудования – банкиры избегают. Но изменилась структура и стоимость сделок. В Абсолют банке, например, землю в качестве обеспечения по-прежнему рассматривают. «Речь идет о качестве участков – идеально расположенных, с проведенными коммуникациями и налаженной инфраструктурой. До кризиса в качестве обеспечения принимались и другие земли – в отдаленных районах, например», – рассказывает Виталий Караваев. Относительно ликвидна коммерческая недвижимость класса «А». Падение цен на нее не столь ощутимо, чем в других секторах, кроме того, в случае реализации таких объектов не нужны дополнительные затраты – они могут сразу генерировать денежный поток. «Их необязательно продавать, можно сдавать в аренду. В то же время, как правило, недвижимость класса «С» требует дополнительных затрат», – отмечает Виталий Караваев. Вице-президент Урса-банка Павел Галан сообщил «Ф.», что теперь не берет товар в обороте как основной залог – только в качестве дополнительного. «Мы не принимали и не принимаем поголовье скота, птицы – слишком велика подверженность внешним факторам и не всегда страховка покрывает стоимость обеспечения. Уникальное оборудование, изготовленное специально для конкретной организации, мы также не берем, поскольку продать его можно только разобрав на запчасти либо по цене металлолома», – рассказывает Андрей Лапко из Банка Москвы. Александра Бугаева поделилась данными бенчмаркинга: оказалось, что из-за возросших кредитных рисков некоторые операторы вообще отказались принимать в залог оборудование и товар в обороте. И под залог акций банки финансируют с неохотой – ценные бумаги предприятия могут служить лишь дополнительным обеспечением. А самое надежное – это кэш и золото. В частности, широко развивается кредитование под залог корпоративных депозитов. Павел Галан из «Урсы» предлагает и такой вариант: «Чтобы получить кредит для предприятия, его владельцы размещают во вкладах в банке свои личные накопления».
Де-юре докризисный перечень допустимых залогов у операторов почти не изменился. Но подходы к оценке совершенно иные. «Если раньше применялись фиксированные дисконты к обеспечению в зависимости от категории и технических характеристик залога, то сейчас они определяются индивидуально для каждого заемщика», – рассказывает Андрей Лапко из Банка Москвы. Сведбанк снизил коэффициенты дисконтов: сейчас они составляют 0,5-0,7 в зависимости от качества залога, то есть сумма кредита не превышает 50-70% от оценочной стоимости обеспечения. До кризиса банки соглашались на 80-90%. Для товара в обороте данный коэффициент может составлять не более 0,2-0,4.

 

Какие залоги принимаются

Критерий

До кризиса

Сейчас

     

Дисконты

Фиксированные

Чаще индивидуальные

Коэффициент дисконта (отношение суммы кредита к стоимости залога)

0,8–0,9

0,2–0,7

Недвижимость

Все виды

Предпочтительна коммерческая недвижимость категории «А»

Товар в обороте

Как в качестве основного, так и в качестве дополнительного залога

Как правило, дополнительный залог

Оборудование

Различные виды, в том числе уникальное

Предпочтительно универсальное

Транспорт

Да

Да

Акции компании-заемщика

Дополнительный залог

Дополнительный залог

Кредит под залог депозита

В редких случаях

Предпочтительный залог

 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль