Альтернатива-инвест

128
Искусство. На фоне нестабильности финрынков в России грядет бум альтернативных инвестиций. Вложения в искусство и антиквариат растут и по итогам года могут превысить $250 млн.

 В условиях, когда даже такие «голубые фишки», как «Газпром», теряют под 7% за день, люди поневоле начинают искать альтернативные инструменты для ин­ве­стиций, – говорит председатель совета директоров ГК  Русские инвестиции» Кирилл Игнатьев. Подчеркивает подобную тенденцию и генеральный директор «Sotheby`s – Россия и СНГ» Михаил Каменский. «Учитывая тот факт, что “падает” сегодня все, от нефти до недвижимости, на передовую предпочтений инвесторов выходит то, что раньше находилось на втором-третьем плане – изобразительное искусство, антиквариат и даже вина», – рассказывает эксперт.

Прибыльное искусство… И прежде всего на передовой оказались инвестиции в искусство. Первый залп здесь, кстати, сделал Роман Абрамович. Он приобрел две из трех главных картин сезона: «Спящая социальный инспектор» Люсьена Фрейда ($33,6 млн) и «Триптих 1976» Фрэнсиса Бэкона ($86 млн). «Он уже тогда осознавал, что одно из главнейших достоинств арт-рынка – в том, что он намного меньше акций чувствителен к экономическим кризисам и геополитическим событиям, – говорит заместитель директора антикварного дома “Наследие” Сергей Романов. – И нынешние события показали, что Абрамович, как всегда, выиграл». Насчет «как всегда» могут быть разные толкования, но предыдущий опыт рынка говорит, что инвестиции в искусство приносят прибыль.
Индекс Мея-Мозеса (Mei/Moses Fine Art Index) показывает, что за последние 50 лет среднегодовая доходность от инвестиций в произведения искусства составила 12,6%. Что, к слову, больше среднегодовых 11,7%, которые демонстрировал американский фондовый индекс S & P 500. По мнению ряда экспертов, до конца года российские инвесторы вложат в предметы искусства и антиквариат $200–300 млн. Сумма, что и говорить, внушительная, равно как и потенциальный доход. «Исходя из моего опыта, он в среднем составляет 15–20% в год на вложенный капитал», – говорит член правления Гильдии инвестиционных и финансовых аналитиков Валерий Петров. Но это, как говорится, минимум. «При правильном подходе можно получить и 40–50% годовых, – уверен директор аукционного дома “Гелос” Олег Стецюра. – Важно только знать, на что делать ставку».
А в самом деле, на что? Отчет первой половины этого года аукциона Christie`s показывает, что в «топе» предпочтений покупателей – импрессионизм и западноевропейский модернизм (общая сумма продаж – $974 млн), а также послевоенное и современное искусство ($800 млн). «Самыми доходными категориями для инвестирования можно назвать современное американское, европейское и особенно китайское искусство», – говорит Михаил Каменский. А вот на что эксперты не советуют ориентироваться, так это на русское искусство, особенно на полотна мастеров XIX века, которые сегодня сильно переоценены. «В 2005 году “Одали­ска” Бориса Кустодиева была продана за $3,1 млн, а “Натюрморт из Квитами” Ильи Машкова за почти $4 млн, – говорит попросивший об анонимности известный арт-эксперт. – Их ценник оказался завышен на 25–30%, и инвестировать в подобную живопись я бы не стал».
Однако найти выгодные полотна для инвестиций – это еще полдела. Не менее важно грамотно выбрать момент, чтобы их продать. «Если речь идет о живописи антикварной, то можно ждать и менее года, – советует Кирилл Игнатьев. – Что касается современного искусства, то я бы рассчитывал на два-три года».
В свою очередь, галерист Марат Гельман полагает: инвестировать меньше, чем на пять лет, не имеет смысла, тем более что при продаже картины серьезные комиссионные полагаются галерее или аукциону (например, на Christie`s они колеблются в районе 10%).

… и привлекательный антиквариат.
Второй инструмент альтернативных инвестиций, в который сегодня активно переводят средства инвесторы, – это антиквариат. Во многом по этой причине рынок торговли древностями сегодня переживает второе дыхание: если еще 3–4 года назад он стагнировал, захлебываясь от недостатка качественных вещей и огромного количест­ва подделок, то сегодня, по мнению Олега Стецюры, растет на 10–15% в год. При этом оборот рынка древностей, по словам президента Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров Василия Бычкова, колеблется в районе $2–2,5 млрд. А нынешний ажиотаж со стороны инвесторов вполне способен поднять эту цифру до $2,7–3 млрд.
Чем же антиквариат так привлекает инвесторов? «Считается, что в перспективе ближайших двух-трех лет древности будут ра­сти в цене не менее чем на 20% в год, что должно стать своеобразной “тихой гаванью” для инвесторов до того времени, пока акции “остынут” и на них снова можно будет зарабатывать», – говорит Сергей Романов. «Антикварные произведения имеют постоянную тенденцию к росту цены, – говорит Кирилл Игнатьев. – Конечно, если кризис серьезный, антиквариат может продаваться хуже, но цены при этом не снижаются. Просто совершается меньше сделок».
Что ж, то, что антиквариат не дешевеет, – это хорошая новость для измученных биржевой паникой инвесторов. Однако на что сделать ставку, чтобы деньги не просто «не дешевели», а еще и приносили прибыль? «Для спекулятивных инвестиций я бы советовал обратить внимание на редкие дорогие книги, раритетное старинное оружие и марки. Дешевле, чем сегодня, они точно не станут, а вырасти в цене могут на 25–30% в год», – полагает Олег Стецюра. С выводами российского эксперта полностью согласна занимающаяся продажей коллекционных почтовых марок британская компания Stanley Gibbons. Еще бы: благодаря инве­сторам, решившим отдать маркам предпочтение перед акциями, в 2007 году прибыль компании увеличилась на 25%. А за последние три года Stanley Gibbons и вовсе удвоили свой товарооборот. «Сложная экономическая ситуация приводит к тому, что все больше инвесторов обращаются к нашим продуктам как средству защиты их состояния с помощью диверсификации активов, – сообщил «Ф.» глава компании Майкл Холл. – Есть ли у нас клиенты из России? Да, и с каждой неделей их становится все больше. Я разговаривал с крупным инвестбанкиром из вашей страны. По понятным причинам я не могу назвать его имени, но он хочет разместить в марках около $10 млн. И, думаю, мы ему в этом поможем».
Помочь российским клиентам готов и британский хеджевый фонд WMG, основавший в начале года фонд для инвестиций в фотографии, отображающие исторических личностей на фоне конкретной эпохи. «По нашим расчетам, при правильной оценке и грамотном подборе фотографии могут принести инвесторам ежегодный доход в 50%, – говорит глава фонда Зельда Читл. – Мы рады всем клиентам, в том числе и из России, которые, кстати, среди иностранцев занимают сегодня второе место по величине инвестиций вслед за немцами».

«Проблемная» альтернатива. Впрочем, рассуждая о перспективах «альтернативных» инвестиций, нельзя не упомянуть и о нескольких моментах, тормозящих развитие этого специфического рынка. Первая из них – это нехватка квалифицированных экспертов и фондов, способных подобрать грамотную стратегию «искусственных» инвестиций в зависимости от финансовых возможностей заказчика. Конечно, в каждом банке, активно развивающем направление wealth management (управление богатством), есть эксперты, способные подсказать обеспеченным клиентам, в какие картины лучше вкладывать свободные деньги. Однако специализированных фондов и компаний, целенаправленно инвестирующих в искусство, сегодня нет. Ближе всех к их созданию подошли УК «Атон-менеджмент» и УК «Ингосстрах-инвестиции». Первая готовит к выводу на рынок закрытый паевой
фонд, инвестирующий в современное искусство, преимущественно русских художников (порог вхождения – 15 млн рублей, максимальная комиссия за управление – 3%). «Портфель фонда будет на 60–70% состоять из полотен уже признанных художников, – говорит руководитель розничного бизнеса УК “Атон-менеджмент” Вадим Ярош. – Отсюда и инвестиционная стратегия: мы будем стремиться к доходности в 15% годовых при рекомендуемом периоде инвестирования от пяти лет и более». Что касается ЗПИФа УК «Ингосстрах-инвестиции», то он будет значительно более демократичным: по предварительной информации, порог вхождения в фонд составит 1 млн рублей.
«Когда я возглавлял УК “Ингосстрах-инвестиции”, мы рассчитывали, что подобная тактика позволит нам в сжатые сроки собрать портфель объемом 1 млрд рублей, который помог бы приобре­сти действительно ликвидные активы», – говорит Валерий Петров. По информации «Ф.», оба фонда должны были начать работу еще летом этого года, однако масштабные изменения нормативных
актов со стороны ФСФР заставили УК перенести запуск проектов на первый квартал 2009 года. «Но здесь все зависит от рыночной ситуации – вполне возможно, что фонд начнет работу и раньше», – намекнули в УК «Ингосстрах-инвестиции».
Что и говорить – два формирующихся фонда да еще полтора‑два десятка независимых экспертов, способных квалифицированно проконсультировать заказчиков насчет «альтернативных» инвестиций, – это совсем не то, что нужно тысячам инвесторов, раздраженных катастрофическим падением стоимости акций и облигаций. Ситуацию усугубляет и то, что в России до сих пор отсутствует полноценная инфраструктура арт-рынка, под которой понимаются такие виды сервисов, как экспертиза и страхование подлинности работ, оценка их стоимости, а также весь круг депозитарных операций (хранение, транспортировка, сопровождение сделок, контроль происхождения и т. п.). И это уже не говоря о буквально наводнивших российский рынок картин и антиквариата подделках. По словам Олега Стецюры, качественные подделки
начинаются с ценового уровня в $10–15 тыс. за вещь и в этом ценовом сегменте доля фальшивок составляет 3–5%. Если предмет антиквариата или картина стоят свыше $50 тыс., то количество фальшивок вырастает до 20–25%. Среди же предметов антиквариата, стоимость которых превышает $1 млн, доля фальшивок и во­все доходит до 60–70%. При этом особенно популярной в последнее время стала подделка изделий Фаберже – с помощью специального оборудования, стоящего свыше $10 тыс., у тех же яиц или часов аккуратно перебивают клейма. Стоит ли после этого удивляться, что в результате этого доля подделок среди представленных на российском рынке изделий Фаберже, вне зависимости от их ценового уровня, доходит до 50%?
О том, насколько велика опасность, переводя средства в «художественные» активы, нарваться на подделку, на своем собственном опыте может рассказать совладелец сети автосалонов «Элекс Авто» Валерий Узжин. По совету друзей он начал собирать коллекцию картин малоизвестных русских художников XIX века. Увлекся.
В результате всего за год приобрел вполне приличное собрание из
30 картин общей стоимостью свыше $8 млн. «Я был абсолютно уверен, что покупаю подлинники, так как на каждую картину у меня были документы и заключения авторитетных организаций», – вспоминает Валерий Узжин. О степени шока бизнесмена, когда выяснилось, что авторы 15 (!) из 34 его картин – совсем не российские художники, а безвестные европейские «маляры» XIX века, работы которых стоили копейки, можно только догадываться…

Торопись, покупай живопись!
Возникает резонный вопрос: не преувеличен ли, учитывая все вышеперечисленные проблемы, потенциал «альтернативных» инвестиций? «Еще несколько недель назад я бы сказал, что вложения в искусство не должны превышать 10% от инвестиционного портфеля, – говорит Владислав Кочетков из “Финама”. – В сегодняшних условиях эту цифру можно поднять до 15%, но не больше. В случае финансового кризиса падать будет все, и в условиях сокращения темпов экономического роста нет никаких предпосылок для роста стоимости тех же картин».
Однако большинство экспертов настроены более оптимистично. «Стабильная положительная динамика арт-рынка на протяжении многих лет ценна для инвесторов, так как существенно позволяет снизить общий уровень риска корпоративного и индивидуального портфеля активов», – говорит Вадим Ярош. Согласен с коллегой и Марат Гельман – по его словам, грамотно инвестируя средства в картины или антиквариат, можно получить прибыль, сравнимую с удачными венчурными инвестициями. В доказательство эксперт приводит собственный опыт: 15 лет назад он покупал картины Владимира Дубосарского и Александра Виноградова по $700–800, а сейчас они стоят $130–140 тыс. Конечно, подобная доходность – скорее исключение, чем правило: в подавляющем большинстве случаев, даже при удачных вложениях в искусство, инвесторам приходится «довольствоваться» доходностью в 17–20% годовых.
Искусство и антиквариат до сих пор преимущественно росли в цене. Однако возможен ли вечный рост? Скептики полагают, что на этом рынке формируется пузырь, который рано или поздно лопнет, как и все другие финансовые пузыри в мировой истории.

 

Наиболее инвестиционно привлекательные категории изобразительного искусства

Направление живописи

Потенциал ежегодного роста в 3–5-летней
перспективе

Импрессионизм

13–17

Западноевропейский модернизм

15–25

Современное
американское искусство

15–25

Современное русское искусство

17–30

Современное китайское искусство

25–40

Примитивизм

15–20

Источники: Mei/Moses Fine Art Index, «Финанс.»

 

Сколько могут принести «портфельные» инвестиции в марки

Вид марок

Объем
в портфеле*

Пессимистическая доходность**

Реалистическая доходность**

Оптимистическая доходность**

Марки Российской империи (1857–1917)

10

50

80–100

150–200

Марки РСФСР (1918–1923

10

50

80–100

150–200

Марки СССР (1924–1940)

25

50

80–100

150–200

Марки СССР (1941–1960)

10

50

80–100

150–200

Марки СССР (1961–1991)

5

50

80–100

150–200

Марки России (1992–2007)

20

50

80–100

150–200

Марки стран
бывшего СССР (1990–2007)

20

50

80–100

150–200

* Условный объем портфеля — $50 тыс.  ** К 2012 году.

Источник: «Марки Петербурга»

 

Потенциал роста стоимости автографов известных людей

Автограф

Цена, тыс. $

Годовой потенциал роста, %

Итоговая
цена к концу
2011 года, тыс. $

Рукопись Леонардо да Винчи

30 000

16–18

48 000

Письмо Уильяма Шекспира

2600

25

5078

Рукописный текст песни «The Beatles» «All You Need is Love»

600

20

1037

Автограф стихотворения «На холмах Грузии...» А.С. Пушкина

280

20–22

496

Автограф космонавта Нила Армстронга

6,6

15

10

Пуанты с автографом Анастасии
Волочковой

0,12

18

0,097

Источники: «Гелос», Fraser’s Autograph Gallery, «Финанс.»

 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



Вас заинтересует

© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль