В зеленых тонах

56
Генерация. Доля альтернативной энергетики в России мала. Пока не появится законодательная база для производства «чистой» энергии, строить возобновляемые источники будет невыгодно.
В конце июня «дочка» госкорпорации  «Ростехнологии» «Биотехнологии» совместно с PetroVietnam и ИФК «Метрополь» заявила, что приступает к строительству завода во Вьетнаме по производству биотоплива. Делать его будут из маниоки – отходов переработки риса и сахарного тростника. До этого материнская компания «Биотехнологий» вошла в состав участников по продолжению работы обанкротившегося Тулунского гидролизного завода в Иркутской области. Инвестиции в размере 500 млн рублей позволят перепрофилировать его на производство биоэтанола – из отходов древесины.

Пока перспективы успешной реализации проектов не очень ясны. Но сам факт свидетельствуют о том, что крупный бизнес, в том числе с госучастием, начинает проявлять интерес к альтернативной энергетике. При том, ни масштабных программ поддержки, ни законодательной базы в этой области в России пока нет. Кто же вкладывает средства в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в стране, богатой ископаемыми углеводородами?

Водород, да не тот. Предприниматели, затеявшие альтернативные проекты, в той или иной степени озаботились уменьшением выбросов загрязняющих веществ в соответствии с Киотским протоколом. Но по большей части они еще увидели и серьезные перспективы на новых рынках, которые формируются под ВИЭ.

Много шума наделал начатый «Норильским никелем» в 2003 году проект в области водородной энергетики. Сначала было подписано соглашение с РАН на проведение фундаментальных исследований. А в 2006 году Smart Hydrogen, СП «Норникеля» и «Интерроса» приобрела контроль в американской Plug Power – одном из основных мировых разработчиков и производителей водородных топливных элементов. К 2007 году в проект было инвестировано $70 млн. В процессе недавнего дележа активов Plug Power отошла Владимиру Потанину.

Каковы результаты? Пока похвастаться нечем. Начальник аналитического отдела ИК «Файнэншл Бридж» Алексей Серов считает, что некоторые разработки в сфере Fuel Cell (получение электроэнергии с использованием водорода) Михаил Прохоров все же вывел в свою группу «Онэксим». По крайней мере, именно она участвует в начатом в мае демонст­рационном водородном проекте Megion Нydrogen Рartnership – инициативе администрации города Мегиона в Ханты-Мансийском округе. Предполагается, что через несколько лет в Мегионе появится парк минимум из пяти автомобилей на водородном топливе и будет построена станция для их заправки. «Компания не афиширует конкретные разработки и вполне возможно, что их пока нет, все будет делаться на ходу. Общественности недавно были предъявлены лишь несколько образцов бытовых приборов, работающих на водородных элементах», – говорит Алексей Серов.

Эксперты отмечают, что отношение к Fuel Cell в мире неоднозначное. Главным образом, разработки поддерживаются в США и Японии. Но рынка еще не сложилось, а предпочтение отдается более привычным видам «зеленой» энергии. Показательно, что в последнее время у Михаила Прохорова появилась уверенность: будущее именно за комплексным применением ВИЭ. Теперь уже для работы со всеми видами альтернативной энергии глава «Онэксима» создал инвестфонд размером в $1 млрд.

Великий Гелиос. Более оптимистичны планы компаний в области солнечной энергетики, где существуют отработанные технологии. Но требуются немалые деньги, чтобы открыть производство поликристаллического кремния – сырья для фотоэлементов. Когда в 1990-х годах мировой рынок микроэлектроники «упал», в России остались мощности по производству кремния только для нужд металлургии. Развивать солнечную энергетику в стране приходится с нуля. В 2003 году в этой области было заявлено как минимум 20 инвестпроектов. Но до стадии реализации добрались единицы.

Среди успешных – группа «Нитол», контролируемая инвестхолдингом «Эколайв». По словам главного экономиста «Эколайва» Валерия Вайсберга, в организацию выпуска поликремния на базе химического предприятия в Иркутской области были привлечены инвестиции от китайского производителя фотоэлементов и модулей Suntech Power. Эта компания будет поэтапно выкупать миноритарный пакет «Нитола» на сумму $100 млн. В апреле совет директоров IFC одобрил предоставление группе инвестиций на сумму $75 млн. «Новые линии на комбинате советской постройки уже выдают продукцию, – рассказывает Валерий Вайсберг. – Но рынка сбыта поликремния, из которого делают фотопластины для «батарей», в России нет. Пока работаем с иностранными покупателями». «Нитол» уже заключил контракты на сумму более чем $1,8 млрд. Многие клиенты осуществляют авансовые платежи – весомый источник финансирования для проекта на начальной стадии развития.

На том же поле играет «дочка» группы «Промышленные инвесторы» Сергея Генералова – «Солнечная энергетика». Компания намеревается создать производство полного цикла, отправляя фотопластины в Европу. Рынок сбыта солнечных батарей, как и поликремния, в России пока незначителен: несколько десятков «умных» домов не в счет. С продажами за границей, похоже, проблем не будет: в США под программу гелиокрыш выделено $6 млрд, в Германии реализуется проект по созданию 100 тыс. солнечных крыш, а в Японии – 75 тыс. По расчетам исследовательской Navigant Consulting, к 2010 году установленная мощность всех панелей на фотоэлементах может достигнуть 3,2–3,9 ГВт, а ежегодная выручка производителей составит $18,6–23,1 млрд.

Воодушевленная перспективами группа Сергея Генералова денег не жалеет. Общий объем инвестиций в проект составит минимум $130–150 млн. Заводы только строятся. В Липецкой области в 2010 году начнется выпуск поликремния (минимальная мощность 1,2 тыс. тонн), а завод в Рязанской области будет перерабатывать его в фотопреобразователи (10 МВт в год). «Его можем запустить уже осенью, так что поначалу придется работать на импортном сырье, – говорит гендиректор компании Евгений Вааг. – Наблюдается мировой дефицит поликремния, только его нехватка сдерживает развитие солнечной энергетики».

Отходы в дело. Проще всего выйти на рынок альтернативного топлива для транспорта, чем и пользуются средние по размеру компании. Такие относительно небольшие проекты локализованы в области производства оборудования для биотоплива, пока твердого – гранул (пеллет) из биомассы, отходов древесины или растениеводства. С той или иной степенью успешности в этом бизнесе в России работают порядка 100–120 предприятий.

По данным Национального биоэнергетического союза, в 2006 году в стране было произведено 0,3–0,35 млн тонн топливных гранул, а по итогам 2007-го (пока оценочно) – уже 0,8–1 млн тонн. При этом 80% этого объема отправилось на экспорт. В основном, в Западную Европу, где пеллеты сжигаются не только в каминах частных домов, но даже в котельных для поселков и поступают на электростанции. Только в Швеции годовое потребление биотоплива составляет порядка 1,5 млн тонн в год, прежде всего в промышленности.

Отечественные продажи пеллет растут довольно быстро, хотя в абсолютном выражении не слишком велики. «Два года назад компания смогла продать внутри страны 12 тонн гранул, прошлой зимой – уже 170 тонн. В этот отопительный сезон планируем реализовать российским потребителям порядка 1 тыс. тонн», – говорит гендиректор холдинга «Топгран» Евгений Рахманов. Его компания начинала в 2004 году как производитель оборудования, и пока прибыли не получала (выручка за 2007 год – 3 млн евро). Учитывая растущий спрос, «Топгран» занялся производством собственных гранул, для чего строит три завода. Заботясь о сбыте, недавно компания вошла в социальный проект ТЭК Костромской области по переводу котельных города Нея с мазута на пеллеты.

Пока не ладится с жидким топливом. По данным президента Российской биотопливной ассоциации Алексея Аблаева, в стране не запущено ни одного производства биоэтанола. Лишь прорабатываются 5–6 серьезных частных проектов в Омской и Тамбовской области, а также Ставропольском крае общим объемом 700–800 тыс. тонн продукции в год. Но неизвестно, когда еще они будут реализованы. Зато в мире, по оценкам исследовательской организации Worldwatch Institute, в 2007 году было произведено 54 млрд литров биотоплива – 1,5% от мирового потребления жидкого топлива в целом. Впечатляющий рынок сбыта.

Монополия на ветер. Ветроэнергетика, приливные и геотермальные станции не смогли привлечь частный капитал. Такие проекты требуют серьезных инвестиций. Например, средняя стоимость ветряного генератора мощностью всего лишь 1 кВт составляет примерно $1,5 тыс. А стоимость 1 кВт•ч произведенной энергии больше, чем от традиционных источников – 10–13 рублей. Потребуется несколько десятков лет, чтобы окупить вложения. В отличие от компаний с господдержкой «частники» не готовы ждать так долго.

В наследство от РАО «ЕЭС России» проекты в альтернативной энергетике перешли к «Русгидро» (бывшей «ГидроОГК»), в которой государство контролирует 77,8% акций. Структуре уже прочат монополию на некоторые виды чистой генерации, хотя многие станции пока находятся на стадии испытаний. «На Кольском полуострове запущен экспериментальный модульный блок – Мезенская приливная электростанция на 2 кВт, – рассказывает представитель «Русгидро» Евгений Друзяка. – Апробируются несколько ветряков – в Калмыкии, Калининградской области. На Камчатке есть геотермальные станции».

Примером точечного размещения альтернативных источников служит проект «Вымпелкома». В 2004 году компания установила в Краснодарском крае три базовые станции на солнечной и ветряной энергии. В сотовом операторе отмечают, что пиковой мощности источников хватает для электропитания самой станции, двух кондиционеров и подзарядки аккумуляторов для обеспечения круглосуточной работы. «Иногда для станций необходимо специально проводить ЛЭП, но это или слишком затратно, или вовсе невозможно, – объясняет гендиректор компании «Корбина Телеком» Александр Малис. – В таких случаях ВИЭ незаменимы».

Выгоды в законе. Основная проблема российской «чистой» энергетики: пока заниматься ВИЭ на промышленном уровне экономически нецелесообразно. Даже при доступности внутреннего рынка сбыта и растущей потребности в электро- и тепловой энергии проекты в «альтернативке» не будут окупаться и привлекать инвесторов. Сначала должна появиться модель их работы. Как отмечает Евгений Друзяка, выяснение этих нюансов и обкатка технологий займет несколько лет. Плюс не менее 10–12 лет потребуется на то, чтобы «чистые» станции были построены и заработали.

Из-за этого нормативно-правовое регулирование деятельности ВИЭ только трогается с места. По мысли законодателей, до 2020 года потребности, даже увеличенные на 70%, будут покрываться традиционной генераций. Так, обсуждается законопроект о «зеленых сертификатах» – подтверждениях, что произведена или потреблена «чистая» энергия. Основная идея документа – производителю энергии на основе ВИЭ будут доплачивать в разных формах потребители, другие производители или власти, чтобы он также мог зарабатывать. Пока что себестоимость киловатта «чистой» энергии значительно дороже традиционного. В июне премьер Владимир Путин подписал постановление о квалификации объектов ВИЭ с задачей разработать финансовые механизмы (надбавки к цене оптового рынка, субсидии) к октябрю 2008 года.

НОВАЦИИ: Из табуретки

Биотопливо можно сделать практически из всего. Неисчерпаемый и легко возобновляемый ресурс – водоросли.

Это органика, не содержащая токсичных веществ и обеспечивающая 50% и более от исходной массы получения биодизельного топлива. В США в 1978–1996 годах действовала исследовательская программа Министерства энергетики – Aquatic Species. Были разработаны технологии производства дизтоплива из куриного, говяжьего или свиного жира. Например, американ­ская неф­тяная ConocoPhillips весной 2007 года заключила контракт с мясопереработчиком Tyson Foods, ежедневно получающим 1,3 млн тонн животного жира, по совместному производству биотоплива. С 2008 года ConocoPhillips сможет производить 660 млн литров биодизеля в год – в пять раз больше, чем делается в США биологического топлива из растений.

ПРАВИЛА: Ветер в помощь

В Евросоюзе альтернативные способы получения энергии поощряются местными правительствами.

В 2001 году в ЕС была принята общая директива по стимулированию ВИЭ. Она включает в себя разнообразные льготы: субсидии и кредиты по низким процентным ставкам; снятие фискального бремени с части прибыли, инвестируемой в развитие данной отрасли; освобождение потребителей «чистой» энергии от экологических налогов, тендеры и квоты («зеленые сертификаты») на поддержку различных видов ВИЭ из общего специального фонда. Цель – добиться к 2020 году 50-процентного сокращения углеводородов в общем энергобалансе ЕС. Пока наибольшее распространение получила ветроэнергетика.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль