Куда текут молочные деньги

145
Молоко в рознице продолжает дорожать, несмотря на резкое снижение закупочных цен на сырье с начала весны. «Ф.» выяснил причины дисбаланса.
Первым тревогу о ценовом несоответствии забил не кто-нибудь, а Владимир Путин. В начале июня премьер-министр обратил внимание на подозрительное расхождение между растущими ценами на молочные продукты для потребителей и низкой стоимостью продукции у сельхозпроизводителей. Глава правительства потребовал у Минсельхоза и Федеральной антимонопольной службы (ФАС) разобраться в причинах и вообще «оперативно реагировать». После высочайшего распоряжения чиновники с жаром кинулись в бой, сваливая вину то на подешевевший белорусский импорт сухого молока, то на козни монополистов-переработчиков, то на мировую конъюнктуру и «невидимую руку» рынка.

Гипотез, равно как и виноватых, хоть отбавляй, но яснее ситуация от этого не стала. В ФАС «Ф.» откровенно заявили, что службе не удалось разглядеть какие-либо закономерности в происходящих ценовых диспропорциях: «Мы посмотрели динамику: где-то цена на конечную продукцию повысилась, где-то упала; где-то сухое молоко применяется, а где-то нет. Говорить о каких-то общих тенденциях на рынке просто неуместно – их нет», – говорит начальник управления контроля химической промышленности и агропромышленного комплекса ФАС Теймураз Харитонашвили. Упрямые данные Росстата свидетельствуют об обратном.

Есть тенденция. По данным статистиков, только за пять месяцев 2008 года стоимость пакета молока 2,5% жирности в магазинах выросла на 3,5%. Закупочные цены на сырое молоко за тот же период рухнули на 9,5%. От «коровы до прилавка» ведет длинная цепочка сельхозпроизводителя, затем (иногда) перекупщика, переработчика и, наконец, розничной точки. Определить, какое именно звено зарабатывает максимальные прибыли, не так-то просто: практически все участники производственно-сбытового процесса предпочитают умалчивать, какова структура ценообразования молока и его себестоимость. В одном сомневаться не приходится: поставщики сырья являются главными пострадавшими. «Фермеры остаются наиболее уязвимыми, и так было всегда. Подобная ситуация складывается и в других странах, но у нас соотношение доходности в звеньях еще более несправедливое по отношению к производителям», – делится выводами ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Татьяна Рыбалова.

Действительно, отпускные и розничные цены с сентября по март 2008 года увеличивались синхронно с повышением стоимости сырого молока. С апреля ситуация изменилась. Кривые цен покупки и предложения отчетливо расходятся, образуя своеобразные «ножницы», обрезающие доходы без того небогатых крестьянских хозяйств. «У наших хозяйств молоко закупают по 6–7 рублей – это ниже порога экономической целесообразности, – жалуется председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана Камияр Байтемиров. – А раз молочный скот невыгодно держать, его забьют – не сегодня, так завтра. Многие крестьяне уже не заготавливают корма на зиму». Это не слишком хорошо: поголовье коров и так неуклонно падает, ставя под сомнение продовольственную безопасность России. Но процесс уже начался: «Если в феврале–марте наблюдалось увеличение поголовья молочного скота, в апреле рост замедлился, а в мае, когда надои приближаются к максимальным, начался массовый забой», – объясняет Татьяна Рыбалова.

Ежегодные горки. Насколько уникальна нынешняя ситуация с понижением закупочных цен? Сельхозпроизводители полагают, что ничего нового в текущем сезоне не произошло. «Мы уже привыкли, подобное снижение происходит постоянно на протяжении последних 15 лет. Зимой, когда сырья нет, а коровы в запуске, переработчики дают одну цену. Чуть приходит сезон «большого молока», они сразу скидывают стоимость закупки, понимая, что нам некуда деваться», – поясняет председатель СПК «Колхоз Россия» (Псковская область) Иван Гнездов. Заводы ежегодно пользуются сезонным профицитом сырья, соглашается генеральный директор одного из крупных сельхозпредприятий: «Переработчики прекрасно осознают, что корова не станок, ее нельзя на время остановить и не доить. А продукт скоропортящийся, его нужно реализовывать очень быстро».

В России предложение молока распределено по сезонам крайне неравномерно. Причина кроется в отсталости животноводства – в массе своей оно представлено пастбищным содержанием, которое дает хорошие надои только летом. Обеспечить хорошее питание и уход скоту зимой большинство хозяйств уже не могут. «В результате в мае–июне предложение сырого молока в среднем по России на 60–70% выше, чем в ноябре. Есть регионы, где эта разница шестикратная», – рассказывает директор по корпоративным коммуникациям компании «Юнимилк» Павел Исаев. Он утверждает, что сезонная неравномерность в одинаковой степени бьет и по сельхозпроизводителю, и по заводу-переработчику. «Отрасль вынуждена связывать избыточное «летнее молоко» в сухие продукты, чтобы использовать их в осенне-зимний период, когда сырья недостает». Выраженная нестабильность предложения вынуждает предприятия отвлекать рабочий капитал летом на закупку молока впрок, что едва ли украшает операционные результаты. Переработчики двумя руками «за» установление ровного предложения сырого молока в течение года. Но это пока остается только мечтами.

Как ни странно, ежегодные цикличные колебания ясно прослеживаются только на динамике закупочных цен сельхозпроизводителей, но практически не отражаются на стоимости пакетированного молока. «Цены агрорынка к рознице имеют косвенное отношение: весь год от поставщиков идет продукция по достаточно сглаженным ценам, – поясняет коммерческий директор сети «Матрица» Александра Синичкина. – Сами переработчики выравнивают доходность за счет того, что летом получают прибыль, а зимой живут “впритык”».

За границами цикла. Красивые кривые цен с синхронными «буграми» роста и «ямами» падения наблюдаются только до 2006 года. С августа 2007-го закупочная цена на молоко взвилась почти вертикально, нарастив 55,6% стоимости к декабрю. Такого ценового напора не выдержала даже традиционно стабильная потребительская цена – молоко в рознице подорожало на 29,7%. Причины столь сильного скачка нужно искать за границей. В течение всего 2007 года продолжался стремительный рост экспортных цен на сухое обезжиренное молоко (СОМ) – важнейшая статья «молочного» импорта России. Мировые цены взвинтил дефицит, вызванный растущим спросом на молочные продукты со стороны развивающихся стран, отменой Евросоюзом экспортных субсидий и неблагоприятной погодой в некоторых странах-производителях. Российские переработчики оказались весьма зависимы от «белого порошка» – порядка 20% сухого молока они ежегодно закупают за рубежом. При этом цены на импортный СОМ взлетели существенно: с $2,57 тыс. за тонну в январе 2007-го до пиковых $5,45 тыс. в июле (по данным FAS USDA). Из 1 кг сухого молока получается примерно 10 литров восстановленного. То есть упаковка молока из импортного порошка обходилась производителям прошлым летом в 54 цента (13,9 рубля). Цены на сырое молоко за тот же период (до скачка) составляли порядка 7,2 рубля, что вызвало понятное повышение спроса на продукцию отечественного животноводства.

Российские цены на сырье запаздывали за мировыми и максимальных величин достигли в январе–феврале 2008 года, когда напряжение на экспортных рынках спало. «Зимняя цена на молоко во многих регионах была спекулятивной – ценой продавца на дефицитном рынке, считать ее справедливой нельзя», – уверен Павел Исаев.

Честная цена. Так сколько должно стоить сырое молоко «по справедливости»? Даже поставщики настаивают, что именно зимний пик 2007/2008 годов как раз и обеспечивал приемлемый уровень рентабельности, в то время как традиционные закупочные цены ставят их на грань выживаемости. «Самая высокая цена на молоко у нас составляла 15,7 рубля за литр. Сейчас в среднем – 13 рублей, и это выше, чем во многих регионах. Но жить нормально мы будем только при стоимости закупки в 15–16 рублей», – подсчитывает председатель колхоза «Красное знамя» (Псковская область) Андрей Козлов. «Справедливая цена – 14–15 рублей за литр, – соглашается Иван Гнездов, продававший молоко в феврале по 13,5 рубля. – Ведь в марте начался резкий скачок стоимости всех товаров и услуг, необходимых для нашего потребления, повысились тарифы на электроэнергию, увеличилась стоимость ГСМ».

Российскому рынку в целом далеко до запросов псковитян – средняя цена реализации сырого молока, по данным Минсельхоза, составляет 10,6 рублей за литр. Павел Исаев отмечает, что закупочная цена на молоко сильно варьируется от его качества: в тех случаях, когда российское молоко уступает по содержанию белка, жира и прочим характеристикам европейским стандартам, несправедливо требовать за него такую же цену (12–14 рублей – «Ф.»).

Однако представитель одной крупной молочной фермы отмечает, что качественное молоко требует куда больших затрат на корма и содержание: «Себестоимость экологически чистого молока, надоенного от племенного здорового скота, варьируется от 9 до 12 рублей за литр, поэтому, продавая его по 13 рублей с небольшим, мы лишь выходим на уровень рентабельности». В ряде областей более высокие закупочные цены обусловлены не столько качеством, сколько количеством производимого сырья: «Есть регионы, остающиеся дефицитными по молоку даже в условиях летнего предложения. Там предельная цена и в июне может превышать 15 рублей за литр», – делится Павел Исаев.

Навар переработчика. Каким бы ни было представление об идеальной закупочной стоимости, диспаритет имеет место. «Мы бы согласились с падением цен на сырье, если бы пропорционально снизились цены на потребительском рынке, но ведь этого не произошло», – негодует Камияр Байтемиров. Так и есть: если закупочные цены на молоко к июню спустились даже ниже уровня прошлого года (-0,5%), то отпускные и розничные продолжают держаться на высоких позициях (+28% и +35% соответственно).

Переработчики объясняют это отбиванием потерь после вынужденной заморозки цен на социально значимые товары, заметно продавившей рентабельность производства с октября 2007 по конец апреля текущего. Сезонная динамика потребительских цен всегда была менее отчетливой, чем на сырьевом рынке. «Порядка 10% продукции «Юнимилка» стояло в заморозке, мы не повышали на нее отпускные цены вплоть до мая, хотя цена на сырье взлетела на 86%. В итоге за зиму у нас появился накопленный убыток», – уверяет Павел Исаев. «Отыгрываться» на конечных потребителях, по его словам, компания не стала: «В последний раз розничные цены мы повышали в феврале, с тех пор только снижаем, причем значительно. Так, сырье даже сейчас для нас стоит на 35% дороже по сравнению с маем прошлого года, а цена продукта возросла только на 15%». Похожими цифрами оперирует «Вимм-Билль-Данн»: отпускная цена на молоко за 2007 год увеличилась на 21,8%, а сырье подорожало на 77,5% в долларовом эквиваленте.

Звучит убедительно, но что странно: ценовые перекосы подозрительно мало отразились на снижении рентабельности переработчиков. Валовая маржа бизнес-подразделения «Молоко» ВБД упала всего на 1,3% – до 29,2% в 2007 году. В снижении рентабельности признается и «Юнимилк», однако, уверяя, что масштабы снижения удалось сократить только через эффективное управление затратами и некоторых маркетинговых решений. «Мы наращивали долю дорогих продуктов в портфеле, чтобы компенсировать спад рентабельности традиционных товаров. Если бы ничего не делали, то снижение было бы более значительным», – говорит Павел Исаев.

Директор Воскресенского молочного завода (Саратовская область) Анатолий Дмитрюшкин объясняет установившиеся высокие реализационные цены на молоко инфляционным скачком стоимости всех товаров и услуг, обслуживающих молочное производство: «Увеличились транспортные расходы, оплата электроэнергии и газа, стоимость ГСМ, арендные ставки». При этом переработчик резонно отмечает, что закупочные цены сельхозпроизводители должны поднимать, поскольку на них в той же степени давит инфляционная спираль.

Медвежья услуга. Правительство уже три года занимается нацпроектом по поддержке АПК. Некоторые мероприятия вызывают недоумение. Взять хотя бы реакцию на резкий рост внутренних цен на молоко осенью прошлого года. Ведомые благой целью стабилизировать молочный рынок и обуздать цены на молокопродукты, чиновники на полгода снизили ввозные пошлины на молоко, творог и сыр с 15% до 5% и открыли таможенные барьеры по закупке сухого молока в странах СНГ. Антипротекционистская политика была оправданной, пока оставались высокими мировые цены на сырье. Но с конца прошлого года СОМ стал дешеветь, к весне начали так же резко падать внутренние цены на сырье, а пониженные ставки на импорт держались все объявленные полгода вплоть до апреля. В том, что «мудрая» таможенная политика «помогла» обвалить рынок сырого молока в России, сомневаться не приходится. Это видно по объему импорта за январь–апрель 2008 года (по данным ФТС): в натуральном выражении он вырос в 15 раз к соответствующему периоду 2007 года, и в четыре раза – по отношению к недефицитному 2006-му. Вряд ли это хорошие новости для Минсельхоза, бодро рапортующего о снижении «импортной зависимости» от молочных ресурсов в 2007 году до 16,6% с 18,1%.

«Мы увеличение импорта сразу почувствовали. Потому переработчики и начали к нам так относиться, что все каналы поставок оказались открыты», – сравнивает Иван Гнездов. С опозданием и своеобразно, но правительство отреагировало на свои же безобразия. В конце июня Виктор Зубков отметил, что белорусское сухое молоко поступает на российский рынок по ценам, которые делают невыгодным производство собственной молочной продукции, поручив специальной комиссии разобраться с этим вопросом и провести антидемпинговое расследование. Особое негодование вице-премьера вызвало субсидирование производства молока в Белоруссии, дескать, нарушающее законы справедливой конкуренции.

Действительно, в общем объеме импорта сухих молочных продуктов белорусский «белый порошок» занимает солидную долю – около 80%, по данным ИКАРа. При этом белорусы продают его по 72–78 рублей, что значительно ниже цен российских переработчиков. Анатолий Дмитрюшкин это подтверждает: «Мы даже летом закупаем белорусское сухое молоко, поскольку оно на 10–20 рублей дешевле российского. Раньше я работал с тремя заводами сушки в области, теперь от них отказался: из Белоруссии даже через перекупщиков получается выгодней».

Потребительская история. Заморозкой цен на молоко государство могло серьезно подпортить жизнь и розничным сетям. Но едва ли можно заподозрить сетевых операторов в последовательном исполнении соглашения о неповышении цен. Только за второе полугодие прошлого года стоимость сыра выросла на 56,6%, сливочного масла – на 37%, а цельного молока – на 33,5%.

Причину падения закупочных цен некоторые эксперты искали в снижении спроса на молочную продукцию из-за ее подорожания. Данные Росстата свидетельствуют об обратном: даже высокие цены не отпугнули российского потребителя. Физический объем продаж цельномолочной продукции в рознице за январь–декабрь 2007 года увеличился на 11,6%, сыров – на 9,1%, масла – на 6,5%. «Снижение спроса происходило только первое время после повышения цен – покупатели переходили с дорогого молока на более дешевое. Но падения в количественном выражении не было, – рассказывает Александра Синичкина. «Наблюдалось снижение спроса только в категории «твердые сыры». На остальные молочные продукты мы наблюдали только сезонные колебания», – подтверждает директор департамента маркетинга сети «Дикси» Евгений Колывагин.

КОНТРОЛЬ: А был ли сговор?

Многие сельхозпроизводители винят в текущем понижении закупочных цен крупные компании-переработчики, монополизировавшие рынок.

«Они набрались какого-то баланса продукции и спокойно обрушили рынок молока, – возмущается председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татар­стана Камияр Байтемиров. – А теперь государство им тактично объясняет, что они неправильно сделали». Председатель СПК «Колхоз Россия» Иван Гнездов также уверен, что сложившаяся закупочная цена на сырое молоко далеко не рыночная: «У нас в области осталось всего три переработчика, они всегда сядут за круглый стол, договорятся и дадут одну цену – низкую. Потому что рынка как такового нет. Посмотрите, насколько подорожала продукция в магазинах, а нам закупочную цену спустили с 15 до 9–10 рублей».

По оценочным данным, «Вимм-Билль-Данн» контролирует порядка 33% продаж молочных продуктов в денежном выражении, «Юнимилк» – около 14%. ФАС эти цифры обезоруживает: «Мы давно сказали, что доминирующих хозсубъектов (с долей рынка более 35% – «Ф.») в границах федерального рынка нет. А значит, они не могут злоупотреблять доминирующим положением. На локальных рынках доминантов тоже нет», – уверен начальник управления ФАС Теймураз Харитонашвили.

РЕГУЛИРОВАНИЕ: «Техрегламент» нам готовит

14 июня Дмитрий Медведев подписал «Технический регламент на молоко и молочную продукцию», который вступит в силу в начале следующего года.

Новый закон существенно изменит правила игры на молочном рынке. По «Техрегламенту» привычное «восстановленное молоко», созданное с добавлением или исключительно из сухого молока, будет иметь право называться только неблагозвучным «молочным напитком». Цель была озвучена благородная: поддержка отечественного сельхозпроизводителя и снижение зависимости от импорта. Но складывается ощущение, что документ родился на основе не жизненных реалий, а неких идеалистических конст­рукций в светлых головах чиновников.

Миф № 1 – Высокая зависимость переработчиков от импорта сухого молока.

73% сухого молока производится в России, по данным FAS USDA за 2007 год. К сожалению, и его не хватает в условиях низкокачественных и нестабильных надоев от отечественных коров.

Миф № 2 – Без сухого молока можно обойтись.

Из-за отсталости животноводства и неравномерности предложения сырого молока в течение года это едва ли представляется возможным. Сушка молока – не злой умысел переработчиков, а суровая необходимость. Без запасов сухого сырья им просто будет не из чего делать молочную продукцию в условиях сезонного спада.

Миф № 3 – Восстановленное молоко позволяет существенно экономить средства.

Если говорить о производстве сухого молока из отечественного сырья, то нынешняя ситуация – прямо противоположная. «Сушка молока сегодня – операция убыточная. Например, при средней закупочной цене сырого молока в 11 рублей, килограмм сухого молока будет стоить 110 рублей. А цена белорусского СОМа – меньше 75 рублей за килограмм», – отмечает Павел Исаев из «Юнимилка». Ограничить импорт не мешало бы, но для этого есть и более традиционные механизмы.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




Вас заинтересует

© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль