Закон обратного действия

51
Выполнение требований SOX слишком дорого обходится американским эмитентам, из-за чего они уходят на зарубежные площадки, а иностранцы теряют интерес к размещению ADR.
С момента принятия в июле 2002 году закона Сарбейнса-Оксли (в США его часто называют SOX), ужесточившего правила аудита и финансовой отчетности для участников американ­ского фондового рынка, эмитенты потратили более $32 млрд на соответствие новым требованиям. Согласно прогнозам, эта сумма вырастет в 2008 году еще на $6 млрд. А средняя компания в США спишет на так называемый SOX-налог (расходы на соответствие одноименному закону) чуть менее $3 млн. Для многих подобное бремя оказывается непосильным, вследствие чего американские эмитенты уходят со своих площадок и все чаще проводят IPO за рубежом, а их иностранные коллеги теряют интерес к размещению ADR.

Текст 70-страничного закона вдается в мельчайшие подробности подготовки отчетности корпораций, организации внутренних управленческих процессов и распределения ответственности за невыполнение каждого из положений документа. Однако его основная идея достаточно проста: CEO и CFO компаний должны единолично отвечать за каждый факт, обнародованный вверенной им фирмой, причем самая строгая ответственность налагается за сокрытие данных, указывающих на потенциальные финансовые проблемы. Для достижения этой цели SOX требует от менеджмента принять меры по поддержанию честности своих сотрудников – вплоть до поощрения наиболее ретивых из них за доносы в специально созданные комитеты внутреннего аудита и в федеральные органы. При этом наиболее дорогостоящими в воплощении оказались статьи, где говорится о превентивных действиях по предотвращению мошенничества и бухгалтерских ошибок, а также об установлении строгих ограничений на доступ сотрудников к информационным системам.

Дорогое удовольствие. Хотя на первый взгляд требования SOX кажутся малозначительными, их введение в большинстве фирм потребовало полного пересмотра бухгалтерии. С момента принятия закона количество компаний, вынужденных признать ошибки в обнародованных ранее документах, стало резко возрастать. В 2004?м 627 фирм повторно подали свои отчеты в органы финансового надзора, в 2005-м их стало в два раза больше (1295), а в 2006-м – уже 1876, то есть каждый восьмой эмитент, торгующийся в США. Для сравнения: в 2001 году, до принятия SOX, этот показатель был на уровне один из тридцати (452 компании).

Если для крупных корпораций расходы на удовлетворение требований закона могли оказаться посильными, то для более мелких они куда более ощутимы. Нил Уолкофф, председатель правления и CEO биржи Amex, где большая часть из торгующихся 600?компаний имеют малую и среднюю капитализацию (до $500 млн), замечает: «Счет в $500 тыс. за аудиторские услуги (навязанные новым законом – «Ф.») – капля в море для эмитента с 10-миллиардным долларовым капиталом, но для 100-миллионной долларовой компании это большие деньги».

Бег с препятствиями. Более того, некоторые фирмы, ранее планировавшие IPO, отказались от него, поскольку не в силах были оплатить расходы на соответствие букве закона. Количество таких компаний оценить трудно, а вот данные по эмитентам, выведшим свои акции из биржевого оборота, доступны. Из 484 фирм, покинувших крупные биржи с 1998­?го по 2004-й, 370 сделали это в первые два года после введения SOX. Организации, не желающие или неспособные отвечать новым требованиям, прерывают свою регистрацию в SEC и прибегают к одному из двух вариантов: становятся непубличными компаниями (private company) или переводят свои бумаги во внебирживой оборот через электронную систему Pink Sheets. Таким образом, складывается любопытная ситуация: закон, направленный на увеличение прозрачности корпоративной деятельности, приводит к обратному эффекту, когда фирмы вовсе освобождают себя от обязанности публиковать любую информацию о бизнесе. При этом для них самих решение о делистинге зачастую дается нелегко – отказ компании от престижного статуса биржевого эмитента ставит под угрозу ее репутацию в глазах инвесторов, а желание сэкономить на аудите может расцениваться как фактическое признание несоответствия требованиям закона. Действительно, замечено, что после объявления о переходе компании с биржевых торгов в Pink Sheets ее акции падают в среднем на 10% – как следствие массовой ликвидации позиций наиболее осторожными инвесторами. Такая участь постигла, в частности, Fidelity Federal Bancorp и Niagara Corporation.

Массовый исход. Чтобы не попадать под действие SOX, все больше американских компаний обращают свои взоры на зарубежные рынки, так как разовые расходы на международное IPO кажутся незначительными по сравнению с «местными» (с учетом SOX-налога). Наиболее популярной площадкой (особенно среди мелких фирм) стала Лондонская фондовая биржа (LSE) – существующий там с 1995 года субрынок Alternative Investment Market (AIM) максимально упрощает привлечение капитала. В то время как ликвидность на AIM сравнима, скажем, с Nasdaq, расходы на андеррайтеров и уплату услуг посредников часто оказываются вдвое меньшими, а весь процесс листинга занимает от 8 до 12 недель, а не 6–8 месяцев, как это бывает в США. В первые годы после введения SOX на AIM наблюдался всплеск активности: в 2005-м там было проведено 335 IPO, в то время как на Nasdaq лишьь 35. Данные, подготовленные PricewaterhouseСoopers, подтверждают этот тренд: общее количество IPO, состоявшихся в США, сократилось на 15% – с 260 в 2004-м до 221 в 2005-м, а аналогичный показатель по Европе увеличился на 39% -– с 433 до 603.

Действие положений SOX не обходит стороной и иностранные компании, размещающие ADR, что отразилось на охлаждении их интереса. В результате страдают все: нерезиденты не получают доступа к американским средствам, а резиденты лишаются возможности вложить деньги в зарубежные активы без необходимости участия в торгах на иностранных площадках. Глядя на связанные с SOX расходы, многие предпочитают не связываться с Америкой. В 2003-м лишь 12 новых компаний прибегли к кросс-листингу в США – это самый низкий показатель с 1989?го. Одновременно с этим все большее количество эмитентов ADR стало покидать рынок – по сравнению с 2000?м, к 2005?му число делистингов удвоилось. Так, из торгующихся сегодня в Америке 90 российских ADR в 2002?м (до принятия SOX) на рынок вышли восемь, а сразу после введения закона – всего одна (МТС).

Светлое будущее. Справедливости ради стоит заметить: сегодня рынок начинает преодолевать шок, вызванный SOX в первые годы после его внедрения. Как указывается в отчете, опубликованном National Venture Capital Association, в прошлом году 86 компаний провели размещения объемом $10,6 млрд. Заметный рост по сравнению с 2006-м, когда новых эмитентов было лишь 57, а общая сумма сделок составила $5,1 млрд. К тому же, привыкнув к мысли о неизбежности SOX?налога, компании стали обращать внимание на его положительные стороны.

Но в целом реакция бизнеса на введение закона оказалась смешанной. С одной стороны, президент NYSE Джон Тейн признал, что «по большому счету закон Сарбейнса-Оксли был необходимостью». Сторонники документа утверждают: жесткие требования к прозрачности отчетности и усиление ответственности менеджмента повысила доверие инвесторов к вложению в ценные бумаги. Более строгие правила бухгалтерского учета стандартизировали публикацию финансовых данных эмитентов, что упростило сравнительный анализ компаний. Кроме того, новые правила в целом оздоровили процессы управления и подняли общий уровень этичности решений, принимаемых правлениями фирм за закрытыми дверями.

Если оспаривать важность корпоративной морали никто не берется, навязывание расходов «на подтверждение честности» у многих вызывает отторжение, ведь даже те, кто и до принятия SOX полностью соответствовали определенным в нем правилам, были вынуждены увеличить свои расходы. Председатель правления Sun Microsystems Скотт МакНили красноречиво выражает свое отношение к этой проблеме: «Требования закона эквивалентны полицейскому, останавливающему каждую машину и заглядывающему водителю во все отверстия, вне зависимости от наличия каких-либо подозрений. При этом потери несут сами акционеры – сотни миллионов, если не миллиарды, долларов из активов компаний теперь тратятся на бухгалтерию».

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль