НЕФТЬ У БАРЬЕРА

351
Тенденции. Рынок смирился с тем фактом, что цены на «черное золото» в скором времени превысят отметку $100 за баррель. Как отражается их рост на российской экономике?
Страсти на NYMEX несколько поутихли. Участники рынка сами испугались цены, которой достиг баррель нефти сорта Brent 23 ноября: $99,18. Котировки даже откатились – почти до $90. Но тем не менее аналитики прогнозируют, что рекорд в $100 не за горами. Они не видят причин для изменения тенденции. Цены на углеводороды продолжат расти из-за дальнейшего повышения мирового спроса на топливо, замедления темпов роста добычи нефти и ослабления американской валюты.

Обрезание доходов. Вслед за увеличением цен на топливо растет капитализация российских нефтедобытчиков. Неискушенному человеку такая ситуация может показаться странной – вроде бы государство при помощи механизма экспортных пошлин почти целиком забирает у нефтяников сверхдоходы. «Чистая цена на нефть (за вычетом НДПИ и экспортных пошлин – «Ф.») слабо соотносится с динамикой мирового рынка. При стоимости барреля в $50 она составляет $20,7, при $100 – $27,2. То есть при росте в два раза чистая цена увеличивается всего на $6,5», – подсчитал аналитик «Антанты Пиоглобал» Тимур Хайруллин.

Несмотря на довольно высокие поборы, нефтяники все равно неплохо живут. Эффективная ставка экспортных пошлин устанавливается с запозданием. Она вычисляется по итогам мониторинга мировых цен в течение двух предыдущих месяцев и вступает в силу через месяц после ее принятия. Это порождает разницу между теоретическим уровнем таможенных пошлин (какими они должны быть при действующей цене нефти) и реальным. При резкой смене тренда нефтяных цен пошлина оказывает существенное влияние на выручку нефтяных компаний. «Если цены стабильны, то государство отбирает практически 90–95% сверхдоходов. В случае резкого роста мировых цен на нефть, который мы наблюдаем в последнее время, нефтяники выигрывают, получая дополнительные прибыли. Но падение, напротив, оборачивается лишним налоговым бременем», – предупреждает аналитик ИК «Брокеркредитсервис» Максим Шеин.

До сих пор эффект «ножниц Кудрина» (временной лаг между сдвигом цен и установлением пошлин) благодаря почти непрерывному росту цен на нефть в последние три года, оказывал поддержку нефтяной отрасли. По оценкам аналитиков Альфа-банка, за счет эффекта отложенного налога масштаб субсидий в 2004 и 2005 годах составил более $8 млрд, и $2,6 млрд в 2006 году. Результаты прошлого года подпортил четвертый квартал, в котором эффект «ножниц Кудрина» впервые был негативным: пошлина высчитывалась исходя из рекордных цен в третьем квартале, а в конце года нефть, напротив, подешевела.

Котировки акций российских нефтедобытчиков на изменение стоимости углеводородов реагируют довольно опо­средованно: «Понятно, что от роста цен на топливо нефтяные компании получают выгоду, но ее размеры варьируются от 10 до 30 центов на доллар», – отмечает Артем Кончин из «Атона».

Без переработки. Положительное воздействие роста стоимости нефти на прибыль компаний усиливается, если в структуре выручки велика доля доходов от переработки. «Непосредственно добывающим компаниям каждый маржинальный доллар повышения цены приносит около 12 центов с барреля, – размышляет аналитик ИФК «Солид» Денис Борисов. – Если же в структуре группы есть нефтеперерабатывающее производство, то порядка 20–22 центов». Казалось бы, нефтяники должны всеми силами стремиться к увеличению нефтепереработки. Большинство мировых гигантов получают от нее больше половины своих доходов. В российской практике подход иной: компании с каждым годом усиленно наращивают объемы добычи и экспорта сырья. Мощность перерабатывающих предприятий не меняется. Так, согласно статистическому обзору BP, добыча нефти в России с 2004 по 2006 год увеличилась на 21,7 млн до 480,5 млн тонн. Переработка за тот же период оставалась на одном уровне в 274,5 млн тонн.

К тому же средняя глубина переработки (доля выхода светлых нефтепродуктов) в России едва превышает 70%. Западный показатель – 85–95%. Низкая степень переработки объясняется техническим состоянием российских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), не позволяющим наращивать выработку высококачественного топлива. В результате в корзине нефтепродуктов НПЗ преобладают дизтопливо и мазут. Они большей частью экспортируется с целью дальнейшей переработки. Маржа от продажи низкокачественных продуктов довольно мала. В результате компаниям выгодней продавать на внешнем рынке сырую нефть. Так, в 2006 году удельный вес нефти в общем объеме российского экспорта составил 33,9%, а нефтепродуктов – 14,8%. Нефтяники вывезли 74% от произведенного мазута, 57% – дизельного топлива, и 18% – бензина.

Логичный выход из ситуации – инвестировать избыточные нефтедоллары в модернизацию НПЗ для защиты от волатильности мировых цен на нефть и увеличения рентабельности. Но большинство нефтегазовых компаний, даже называющих себя вертикально-интегрированными, не слишком активно развивают конечные звенья бизнеса за исключением производств первого передела.

Причина тому лежит в особенностях налогообложения – нефтепродукты также облагаются экспортными пошлинами. Они привязаны к мировым ценам на нефть и повышаются следом за ростом стоимости сырья. Экономисты не раз призывали снизить пошлины, особенно на светлые нефтепродукты, для стимулирования нефтепереработки. Но пока государство не особо к ним прислушивается: от экспорта сырья в бюджет идут полновесные доходы, а в случае снижения пошлин на нефтепродукты та же нефть будет вывозиться в виде переработанного сырья, но уже без дополнительных вливаний в бюджет.

Экспортная зависимость. Как влияет изменение цен на величину вывоза нефтесырья? Экспортная стоимость нефти отличается от внутренней на размер арбитража, который складывается из таможенной пошлины и транспортных расходов. Соответственно, нефтяникам выгодно продавать нефть на внешнем рынке в случае отставания роста экспортной пошлины от резкого скачка цен на нефть на мировых рынках. «Так, в минувшем ноябре величина арбитража складывалась из $39–35 на пошлину и около $3–4 на транспорт, – подсчитал аналитик Банка Москвы Владимир Веденеев. – Таким образом, при стоимости нефти в $94 цена экспортного паритета составила $55 за баррель. Внутренняя же цена на сырье на узлах учета превысила 10 тыс. рублей за тонну, или $50–52 за баррель».

Иными словами, существующий механизм налогообложения при росте мировых цен на нефть фактически стимулирует экспорт сырья и нефтепродуктов. Это закономерно, если учесть, что объемы внешних поставок в несколько раз превышают емкость внутреннего рынка. Но экспортные пошлины никак не решают проблемы регулирования рынка и обеспечения задач рационального недропользования, выполняя исключительно фискальные функции. «Государство создало систему, при которой занимается в основном отъемом сверхприбылей, – сокрушается исполнительный директор Российского топливного союза Григорий Сергиенко. – Таможенные пошлины никак не влияют на наполняемость внутреннего рынка. Нынешние цены на нефть таковы, что экспорт все равно перекрывает потери от налоговых сборов».

В условиях резкого роста цен на нефть крупнейшие нефтяники стали сокращать поставки на внутренний рынок: «Экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты не успевают за мировыми ценами, что приводит к дефициту сырья на внутреннем рынке», – говорит маркетолог НГК «2К Аудит – Деловые консультации» Елизавета Толстая.

Бензиновая эпопея. В условиях российского рынка взаимосвязь между ростом на NYMEX стоимостью барреля и ценами на бензозаправках довольно витиеватая и носит далеко не рыночный характер. Данные Росстата показывают, что розничные цены на бензин в прошедшем месяце росли рекордными темпами, увеличившись сразу на 0,6% с 6-го по 12 ноября. Но накануне выборов в Госдуму такая динамика показалась властям угрожающей. И 19 ноября Минпромэнерго провело совещание с представителями неф­тяных компаний, в ходе которого была заключена негласная договоренность о заморозке розничных цен на топливо.

Нефтяные генералы без особых потерь для себя могут зафиксировать цены, ведь на сырую нефть приходится лишь 4% от стоимости бензина для потребителя. Вслед за ними вынуждены следовать независимые сети – иначе кто поедет к ним заправляться, если на соседней АЗС топливо дешевле? Как раз для них складывается катастрофическая ситуация. Фиксируются только розничные цены, в то время как оптовые продолжают расти. Рентабельность независимых АЗС падает вплоть до отрицательных значений. «Государство не контролирует рынок с другой стороны, поскольку в таком случае оно само себе отсечет поступления в бюджет, – негодует Григорий Сергиенко. – Но кто же на это пойдет?». С ним соглашается Владимир Веденеев: «Основная идея в том, чтобы сбить розничную цену за счет снижения прибылей нефтепереработчиков и АЗС, а налоговые поступления оставить нетронутыми».

Поневоле прислушиваешься к независимым нефтетрейдерам, которые связывают рост оптовых цен исключительно с субъективной волей крупных нефтяников, которые намеренно сокращают поставки нефтепродуктов на независимые АЗС, предпочитая гнать сырье на экспорт. При этом попутно решается задача вытеснения конкурентов с розничного рынка.

Статистика подтверждает проблемы с наполнением внутреннего рынка: по данным центрального диспетчерского управления ТЭК в октябре 2007 года экс­порт нефти увеличился на 5,7% в дальнее зарубежье и на 26% – в страны СНГ. За тот же период поставки на российские НПЗ сократились на 2,6%. Нефтяные генералы объясняют причины снижения переработки плановыми ремонтами заводов. Например, ТНК-BP в октябре по­ставил на профилактику Рязан­ский и Саратовский НПЗ, снабжающие топливом Московский регион. Проверку причин повышения цен и снижения объемов переработки в нефти в сентябре–октябре начала Федеральная антимонопольная служба. «К нам обратился Российский топливный союз с жалобой, что в 7–8 регионах независимая розница вообще ничего получала от нефтяных компаний. Мы разбираемся с этой ситуацией», – рассказал «Ф.» заместитель руководителя ФАС Анатолий Голомолзин.

Кроме того, антимонопольная служба уже вынесла предписания «Лукойлу», «Роснефти» и ТНК-BP – обеспечить поставки с учетом пропорционально­сти своим и сторонним АЗС. В случае невыполнения предписания им грозит штраф – для начала в размере до 500 тыс. рублей. «Если же выяснится факт создания дискриминационных условий компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке, либо по объемам поставок, либо по ценам, то дополнительно к нарушителю будут применены оборотные штрафы в размере до 2% годового оборота», – предупреждает Анатолий Голомолзин.

ПОШЛИНА: Эволюция механизма

Еще в 2004 году рынок вполне обоснованно в качестве ориентира перспектив акций нефтяников рассматривал мировые цены на углеводороды.

Они определяли уровень доходов и прибыли компаний. Связь между ценами на нефть и котировками акций российских нефтяных компаний была непосредственной и значимой. С весны 2004 года ситуация изменилась: с целью изъятия сверхдодоходов компаний, полученных от галопирующего роста цен на черное золото Минфин ввел новый порядок расчета пошлин.

Два крупнейших платежа в бюджет – налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортные пошлины и раньше были напрямую привязаны к ценам нефть. Но по новому порядку налоговая нагрузка была значительно увеличена за счет повышения ставки на НДПИ и создания прогрессивной шкалы экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты.

Таможенная пошлина формируется из базовой ставки в $4 плюс плавающей ставки в 65% от варьирующейся разницы между ценой рынка и $27. Таким образом, львиная часть экспортных доходов свыше цены отсечения в $27 за баррель уходит в Стабфонд, а рост мировых цен на нефть сказывается на конечной прибыли компаний довольно слабо.

СГОВОРЫ: История повторяется

26 ноября УФАС по Ставропольскому краю возбудило дело в отношении пяти компаний местного рынка.

Их заподозрили в картельном сговоре с целью повышения розничных цен на бензин. Согласно сообщению службы «Лукойл-Югнеф­тепродукт», НК «Кондор», НК «Роснефть-Ставрополье», «Ставропольнефтепродукт» и «Рокада» увеличили розничные цены на топливо в среднем на 0,6–1,5 рубля за литр. В рамках дела у компаний запрошены документы и объяснения.

Аналогичные претензии были предъявлены предприятиям «Лукойла» и «Юкоса» в 2002 году. Тогда компании выполнили все выданные им предписания. В 2004 году в нарушителях заодно с ними была замечена и «Роснефть», которая также предпочла исполнить предписание. А вот «Лукойл» и «Юкос» решили поспорить с регулятором, подав апелляционные жалобы на обоснованность претензий. Арбитражный суд подтвердил действия антимонопольных органов, и нефтяники были вынуждены раскошелиться на штрафы.

ОГРАНИЧЕНИЯ: Негласный пакт

Впервые мораторий на увеличение цен на АЗС был объявлен в сентябре 2005 года.

Тогда государство, признав отсутствие рыночного механизма регулирования стоимости топлива, в условиях резко начавшегося роста цен на бензин, попыталось уладить проблему непосредственно с нефтяниками. Договоренность о моратории была достигнута на совещании у тогдашнего главы Минпромэнерго Германа Грефа. Нельзя сказать, что компании тогда остались внакладе: стоимость топлива была зафиксирована практически на пике и потом уже не снижалась. Кроме того, нефтяники получили налоговые послабления, в частности по НДПИ.

В сентябре 2006 года было собрано очередное совещание по замораживанию цен – на этот раз нефтяные компании предложили пакет предложений по стимулированию инвестиций в нефтепереработку, что снизило бы давление на цены. В итоге стороны приняли компромиссное решение: цены на топливо растут в пределах инфляции. Но взаимопонимания не получилось – цены на бензин все равно превысили инфляционный уровень. Государство тоже оказалось глухо к просьбам нефтяников отвязать НДПИ от мировых цен на нефть и заняться проблемой реформирования стареющих НПЗ.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль