Хедж-угроза

124
Тенденция. Мир замер в ожидании крушения крупных хедж-фондов, принявших на себя чрезмерные риски. Зачем рынки взрастили этих непрозрачных и жадных монстров?
Американский ипотечный кризис обнажил риски, которые миру несут хедж-фонды. Самым громким оказалось фиаско двух фондов, находящихся под управлением ведущего инвестиционного банка Bear Stearns. Их деятельность была связана с торговлей структурными кредитными инструментами. За короткое время фонды умудрились потерять все деньги клиентов – более $1,5 млрд. С проблемами столкнулись также Sowood Capital, Solent, Avendis, Odey… О новых проблемах хедж-фондов нам еще предстоит узнать. И надо быть к ним готовыми: падение крупного фонда может повлечь потрясения на финансовых рынках по всему миру. В том числе и в России.

Итак, что такое хедж-фонды? С момента своего зарождения они стали предметом мифотворчества. Произошло это благодаря термину, который лег в их название, – hedge. Под ним в практике финансового менеджмента понимаются действия, направленные на покрытие ценовых, кредитных, валютообменных рисков. Отсюда нередко делался вывод, что работа хедж-фондов связана именно с процедурами страхования рисков. Но такой взгляд на существо хедж-фондов крайне далек от истины.

Если следовать определению, данному специалистами Международного валютного фонда, хедж-фонды – эклектичные инвестиционные пулы, организованные в форме частных партнерств. Они, как правило, зарегистрированы в офшорных зонах с целью минимизации налогообложения и государственного регулирования. Хедж-фонды не имеют жестких ограничений в инвестиционных стратегиях, и применяют эти стратегии к любым экономическим и финансовым объектам с целью получения максимально возможной абсолютной доходности безотносительно к сложившимся рыночным условиям.

Влияние хедж-фондов на движение рынков с каждым годом становится все более значительным. Согласно данным HedgeFund.net, активы под их управлением за первые шесть месяцев текущего года выросли на 20,4% до $2,6 трлн. Общее количество хедж-фондов в мире составляет примерно 9 тысяч. Из них 400 – это мегафонды с капиталом более $1 млрд. Они контролируют 80% всех активов индустрии.

Всемирный банк приводит следующую параллель. Индустрию хедж-фондов можно сравнить с экономикой некой страны, а величину активов под их управлением – с ее внутренним валовым продуктом. В результате оказывается, что экономическая мощь этой страны вполне сопоставима, если не превосходит, с размером экономики США. Это связано с тем, что хедж-фонды активно используют кредитные плечи, позволяющие увеличивать потенциал находящихся под управлением средств в десятки раз.

По оценкам специалистов, почти половина объема торгов на ведущих биржах мира – NYSE и LSE – приходится именно на хедж-фонды. Согласно оценке Greenwich Associates, эти финансовые институты контролируют, например, 45% объема торгов облигациями развивающихся рынков, 47% – проблемными долгами. 55% объема торгов кредитными деривативами – стремительно развивающейся области финансовых рынков номинальным объемом $26 трлн – тоже дело рук хедж-фондов. Словом, влияние индустрии на финансовые рынки приобрело настолько значимый характер, что последние не в состоянии эффективно функционировать без первых.

Наиболее крупными хедж-игроками являются J.P. Morgan Asset Management, Goldman Sachs Asset Management, Bridgewater Associates, D.E. Shaw, Farallon Capital Management, Och-Ziff Capital Management, Barclays Global Investors, Man Investments, Cerberus Capital Management.

Непредсказуемые. Стремительный рост индустрии вызвал появление новых, весьма глубоких проблем. Способность хедж-фондов брать на себя огромные риски дестабилизирует финансовую систему мира. В памяти многих еще жив коллапс в 1998 году крупнейшего хедж-фонда – Long-Term Capital Management (LTCM), который погорел на российском дефолте. Бесспорно, с того времени существенно улучшился риск-менеджмент. Однако хедж-фонды не стали более открытыми. В подавляющем большинстве это не подлежащие контролю образования.

«Стремление к поддержанию конфиденциальности своих торговых стратегий делает фонды совершенно непрозрачными для посторонних», – говорит президент Федерального резервного банка Нью-Йорка Тимоти Гейтнер. – Без этой информации частным дилерам и банкам трудно оценить как вероятность дефолта контрагента, обремененного большой долей заемных средств, так и потенциальную ковариацию с другими позициями фонда. Требования к публичному раскрытию информации с целью устранения этой проблемы не существуют. Но даже если бы такая информация обо всех позициях фонда появлялась периодически, то все равно было бы трудно с точностью оценить риски».

Хедж-фонды в известной степени стали заложниками своего успеха. Придавая рынкам более эффективный характер и обеспечивая их необходимой ликвидностью, они столкнулись с весьма специфической проблемой. Как в период низкой волатильности рынков и все более справедливой оценки активов получать высокую доходность? Доходность, которая оправдает стандартное вознаграждение за менеджмент в размере 2% активов, и, что самое главное для управляющей компании, позволит участвовать в распределении прибыли фонда. Не следует забывать и то, что размер получаемых менеджерами бонусов строго привязан к величине заработанных денег.

Реакцией на эту проблему стало возрастающее стремление хедж-фондов использовать все более агрессивные стратегии с применением большего плеча, а также обращение к менее ликвидным и проблемным активам.

Агрессивные хедж-фонды чаще стали подходить к опасной линии, когда оправданное сочетание рычага, кредитного риска и риска ликвидности начнет выходить из-под контроля. В итоге ситуация угрожает не только отдельно взятому фонду, но и другим финансовым институтам, возникает риск эффекта домино. Не имея должной диверсификации активов и достаточного объема ликвидных резервов, фонд принимает чрезмерный рыночный риск.

Результатом становится крушение. Толчком этому служит тривиальное требование гарантийного взноса (margin call). Так, к примеру, хедж-фонд с четырехкратным рычагом будет вынужден ликвидировать 25% своих активов в случае падения цены на 5%. При условии, конечно, если цена на этот актив не упадет еще сильнее от действий других участников рынка, попавших в аналогичную ситуацию.

Более того, данный хедж-фонд будет вынужден продать уже 40% своих активов, если при ухудшении рыночной конъюнктуры дилеры потребуют увеличить размер маржи. Положение фонда может обостриться из-за падения ликвидности оставшихся активов. Хедж-фонд окажется не в состоянии по разумным ценам ликвидировать свои позиции, а кредитовавшие его банки столкнутся с трудностями при продаже взятого от этого фонда обеспечения.

Наглядным примером такой ситуации служит история с Amaranth Advisors. Этот фонд за одну неделю сентября 2006 года потерял почти 65% своих активов или более $6 млрд, неверно спрогнозировав разницу в цене между летними и зимними фьючерсами на газ. Крушение фонда напрямую затронуло интересы не только многочисленных частных инвесторов, но и целый ряд крупных пенсионных фондов, а также ведущие финансовые институты мира – Morgan Stanley, Credit Suisse, Deutsche Bank, Goldman Sachs и Bank of New York.

Разберем причины краха фонда. Во-первых, это чрезмерная концентрация активов фонда в весьма ограниченной области товарных фьючерсов с использованием огромного плеча. Во-вторых, полная непрозрачность для банков и брокеров величины и направленности позиций. Фонд обслуживали девять брокеров, каждому из которых было дозволено видеть только ограниченную область общего положения вещей. В результате допустимый уровень риска был многократно превышен.

Риски кэрри-трейд. Хедж-фонды зачастую оказываются вовлечены в торговлю одними и теми же активами в одно и то же время. Наглядным примером служит резкое падение рынков мира после 11 мая 2006 года.

Поводом к этому послужило известие о грядущем повышении учетной ставки Банком Японии. Причиной же было по–всеместное использование практики кэрри-трейд – хедж-фонды для финансирования своих операций постоянно привлекали огромные заемные средства. Вместо того чтобы занимать деньги в долларах и платить по ним высокие проценты, они покупали японскую иену и обменивали ее на американскую валюту. Учетная ставка по иене, начиная с 1999 года до последнего времени, была близка к нулю (стр. 12). Однако такой механизм займа средств начал давать сбой. В итоге участники процесса, опережая друг друга, бросились к выходу. «Все увеличивающаяся схожесть позиций хедж-фондов – одна из главных угроз финансовой стабильности», – отметил в этой связи вице-президент Европейского Центробанка Лукас Пападемос.

Наибольшая угроза стабильности мировой финансовой системы со стороны хедж-фондов исходит от глобальных кредитных рынков. Такие фонды за не только стали доминирующей силой на рынках капитала, но во многом изменили их привычную структуру. Они быстро превратились в обильный источник капитала, прежде всего для высокодоходных, но одновременно и наименее ликвидных, проблемных долгов, облигационных траншей и кредитных обязательств. Подобному положению дел во многом способствовала благоприятная конъюнктура прошедших лет, связанная с низкими учетными ставками и облегченными возможностями доступа к кредитным ресурсам. Эта ситуация позволила хедж-фондам успешно применять самый широкий спектр инновационных стратегий, используя краткосрочное финансирование со стороны коммерческих и инвестиционных банков. В результате прибыль, получаемая наиболее крупными кредитными институтами от обслуживания хедж-фондов, стала составлять почти треть от величины ее общего объема. Более того, ведущие инвестиционные банки мира, такие, как Goldman Sachs, Lehman Brothers, сами во многом стали напоминать хедж-фонды. Неудивительно, что Goldman Sachs уже нередко называют крупнейшим в мире хедж-фондом.

По мнению многих аналитиков, угроза финансовой системе со стороны хедж-фондов, оперирующих на кредитных рынках, прежде всего состоит в чрезмерной концентрации риска проблемных и наименее ликвидных активов в одних руках. Такая концентрация риска в случае непредвиденного стечения обстоятельств может с легкостью вызвать цепную реакцию, обрушив не только сам хедж-фонд, но и кредитовавшие его институты.

ИГРОКИ: $1,25 трлн на хедж-фонды

Наиболее крупными управляющими фондов, вкладывающих средства в паи хедж-фондов, являются UBS Global Asset Management A&Q, Man Investments, Union Bancaire Privee Asset Management, HSBC Private Bank, Oaktree Capital Management.

Фонды хедж-фондов (ФХФ) – особый сегмент индустрии. Это закрытые инвестиционные структуры, как правило, созданные при крупных инвестиционных банках и зарегистрированные в соответствующих комиссиях по ценным бумагам, таких, к примеру, как SEC в США. Суть деятельности ФХФ – в создании диверсифицированного портфеля из долей в ряде (чаще всего 15–20) хедж-фондов, которые используют различные стратегии и тем самым имеют низкую степень корреляции.

За последнюю пятилетку активы под управлением ФХФ выросли более чем в пять раз. ФХФ контролируют $1,25 трлн или около 50% общих активов всей хедж-фонд-индустрии. Основными клиентами ФХФ являются институциональные инвесторы. При этом треть от общего числа ФХФ расположена в США, четверть – в Великобритании и 15% – в Швейцарии.

В случае инвестирования в ФХФ инвестор не обременен задачей выбора отдельных фондов и анализом их стратегий. Всю работу в этой сфере он делегирует профессионалам, которые посредством «due diligence» – всестороннего анализа информации о деятельности фонда и его операционных рисков, обеспечивают необходимую диверсификацию активов. ФХФ отличаются не только более стабильной доходностью по сравнению со специализированными хедж-фондами, но и независимостью от направления движения традиционных фондовых рынков. Одно из немаловажных преимуществ ФХФ состоит также в том, что минимальный капитал для инвестирования в них составляет уже не $250 тыс. – $2 млн, а $20–100 тысяч. ФХФ в качестве платы взимают с инвесторов дополнительно 1% от суммы активов под управлением, а также примерно 10% поощрительной премии от общей прибыли.

ОПАСНОСТЬ: Как передают кредитные риски

Системный риск финансовых рынков лежит в сфере кредитных деривативов.

В мировой банковской системе произошел структурный сдвиг. Традиционно присущие сектору риски кредитные институты начали списывать со своих балансов путем создания синтетически скроенных деривативных продуктов. Кредитные риски стали переходить из банковского сектора к другим участникам инвестиционного сообщества. Иными словами, была нарушена привычная структура взаимоотношений между кредитором и заемщиком капитала, оценка кредитного риска стала постепенно испаряться из самой сути процесса предоставления кредита. Некоторые восприняли эту финансовую инновацию как революционный шаг, утверждая, что перемещение риска из банковского сектора к небанковским инвестиционным структурам делает всю современную финансовую систему более крепкой, поскольку риск становится более диверсифицированным и лучше управляемым.

Вместе с тем небезызвестный закон страхования гласит, что хеджирование наряду с уменьшением риска отдельной стороны, увеличивает риск системы в целом посредством включения так называемого «морального фактора». Моральный риск – это ассиметричность информации, т. е. когда наличие страховки делает человека менее восприимчивым к угрозе потерь. Применительно к кредитным рынкам это ведет к тому, что кредиторы становятся все более индифферентными к качеству выдаваемых ими кредитов. Как заметил Рагурам Раджан из Международного валютного фонда, банки сейчас больше «вскармливают» риск, чем уменьшают стремление к нему. При нынешней относительно здоровой финансовой обстановке рынки сохраняют стабильность, что, как бы не звучало парадоксальным, ведет к интенсификации «морального риска». Иными словами, чем дольше рыночные суперструктуры предстают как надежные, тем все больший груз доверия на них возлагается. И это несмотря на то, что сама видимость надежности этих структур не прошла испытание трудным временем.

Неудивительно, что благодаря всевозрастающему применению производных заметно уменьшились премии за риск и ослабли стандарты кредитования.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль