Лучшие портфельные управляющие – 2006

240
Успехи. Портфельные менеджеры – фигуры непубличные. Тем не менее от них зависит спокойствие сотен тысяч частных и корпоративных инвесторов. «Ф.» представляет лучших управляющих 2006 года.
В 2005 году «Ф.» определял лучших портфельных менеджеров с помощью опроса участников рынка. В этот раз критерием отбора служили успехи на рынке коллективных инвестиций, получившие оценку в рамках рейтинга паевых фондов «Ф.». Разумеется, не одними ПИФами, открытыми и интервальными, живет рынок управления активами, однако именно этот сегмент сегодня поддается наиболее полному и объективному анализу благодаря довольно четкой системе и развитой инфраструктуре раскрытия информации. Мы исходим из того, что специалисты, которые эффективно работают по жестким правилам, установленным для ПИФов, способны показывать (и показывают) хорошие результаты и в менее зарегулированной сфере – индивидуальном доверительном управлении.

Кроме того, мы поставили перед собой задачу отобрать самых успешных менеджеров с точки зрения отечественного инвестора, более того – массового отечественного инвестора. Именно поэтому в число лучших, по версии «Ф.», не попали управляющие западными капиталами на российском рынке, хотя мы нисколько не умаляем их заслуги перед своими клиентами.

Большинство участников проекта управляют фондами, получившими высшую оценку в рейтинге «Ф.» – пять звезд. В частности, лучшими мы признали портфельных менеджеров, которые «рулят» такими ПИФами, как «Ренессанс-акции», «Агана-экстрим», «Универ – фонд акций», «Энергия Капитал». Не смогли мы обойти стороной и успехи двух крупнейших розничных ПИФов – «Лукойл – фонд первый» и «Тройка Диалог – Добрыня Никитич». «Ф.» уже отмечал, что фондам-»супертяжеловесам» на низколиквидном рынке живется непросто. Тем не менее менеджерам этих ПИФов удается обеспечивать хорошие результаты. Кроме того, мы решили отметить новизну и сложность инвестиционных решений УК «КИТ Финанс», предложившей рынку целый ряд специализированных фондов. В частности, ПИФ «КИТ – российский финансовый сектор» – сегодня один из лидеров по приросту стоимости пая.

В распоряжении лучших портфельных управляющих, представленных «Ф.», разные суммы (указаны рядом с фотографиями), работают они в разных условиях, и поэтому мы сочли некорректным ранжировать их по какому-либо критерию – в материале они следуют в алфавитном порядке.

Николай Вылегжанин, начальник отдела управления активами УК «Агана»
$50 млн

Резюме
Родился 17 апреля 1961 года в Москве. Окончил МЭСИ, факультет прикладной математики. Карьеру начал в ЦЭМИ Академии наук СССР, где разрабатывал программное обеспечение по матстатистике. В 1995 году заинтересовался фондовым рынком – стал торговать фьючерсами на доллар. Сегодня управляет фондом «Агана-экстрим», получившим пять звезд в рейтинге «Ф.».

Николай Дмитриевич, что означает слово «экстрим» в названии одного из ваших фондов: повышенный риск?

– Я бы так не сказал. Но мы действительно ориентируемся на высокую доходность. Все дело в особой постановке инвестиционного процесса. Я использую в работе технический анализ, целый набор торговых систем, действующих в различных тайм-фреймах. Например, одна система генерирует в среднем одну-две сделки в неделю, другая – в месяц, третья – в квартал и т. д. Если на растущем рынке случается падение, то первой срабатывает наша «краткосрочная» система и выводит часть средств в «кэш». Если котировки продолжают катиться вниз, сигнал к продаже поступает от «среднесрочной» системы, затем от «долгосрочной». Таким образом, мы защищаемся от масштабного кризиса, стараясь в то же время не понести убытков от долговременного движения в «боковике». Ведь никто не знает наверняка, во что выльется нисходящее движение на рынке.

А в чем минусы такого подхода?

– При монотонном росте рынка с небольшими коррекциями мы будем немного отставать. Предположим, коррекция длится несколько дней. Мы выводим часть денег с рынка. Но внезапно происходит разворот, и котировки с «гэпом» уходят вверх. В такой ситуации мы можем не успеть за рынком. Это своего рода плата за страховку. Однако я убежден, что события мая–июня прошлого года доказали правильность нашей стратегии. У нас «просадка» составила меньше 10%, в то время как индекс падал более чем на 30%.

Фонды вышли в «кэш»?

– Да, правда, по нормативам ФСФР время нахождения ПИФа в «кэше» ограничено, по мере истечения разрешенного периода мы опять формируем позиции.

В какой мере вы пользуетесь фундаментальным анализом?

– Я не использую его вовсе. По моему мнению, «фундамент» не имеет никакого отношения к текущим ценам на рынке.

То есть вы не задумываетесь о причинах роста?

– Нет, а зачем? Ведь у нас как: если рынок по-настоящему растет, причины тому непонятны. Когда же подъем легко объясним, он быстро заканчивается.

Как выбираете бумаги?

– У нас рынок ограничен по ликвидности – приходится выбирать не из ста эмитентов, а из двадцати-тридцати. В ход идут технически самые сильные бумаги.

Руководствуетесь ли вы долгосрочными прогнозами?

– Практика показывает, что все прогнозы, которые даются на длительный срок, очень быстро пересматриваются.

Но какие-нибудь ожидания, скажем, по 2007 году у вас есть?

– Не уверен, что будет очень высокая доходность, хотя в целом смотрю на рынок позитивно.

А волатильность?

– Еще бы летом я сказал, что она будет высокой, но сейчас сомневаюсь. Пришло большое количество денег и любое падение «выкупается». Рынок загнан: снизу его поддерживают деньги, сверху давит «перегретость» цен. Вниз рынок может подвинуть только какой-то действительно негативный неожиданный внешний фактор.

Для вас волатильность друг или враг?

– Скорее друг. Чем больше волатильность, тем большую прибыль дает торговая система. Хотя волатильность бывает разной. Например, форс-мажорный «гэп» с открытия – это плохо для всех.

Какую сделку считаете самой неудачной в карьере?

– Когда-то давно торговал фьючерсами на ГКО и один раз не вышел по stop loss. Это оказалось хорошим уроком, сделал выводы.

А удачной?

– «Мосэнерго» в 2004-м, когда акция росла до 10 рублей. «Фундаментальщики» и «тэйк-проферы» вышли уже на четырех. У меня позиция закрылась, когда произошел отскок от 10 рублей, где-то на восьми.

Какова сегодня доля акций в вашем портфеле?

– Около 85%. Есть свободные рубли, просто пока не поступило сигнала.

Вы занимаетесь каким-нибудь экстремальным спортом?

– Нет, в жизни у меня нет ничего экстремального.

Андрей Иванов, управляющий директор УК «Ренессанс Управление инвестициями»
$1,8 млрд

Резюме
Родился 15 мая 1969 года в Алма-Ате. В 17 лет приехал в Москву, где поступил на физфак МГУ. Служил на флоте на подводной лодке. До прихода в группу «Ренессанс» работал старшим аналитиком в инвестиционном банке «Тройка Диалог». Еще раньше трудился старшим консультантом в московском офисе PricewaterhouseCoopers. В УК «Ренессанс Управление инвестициями» руководит группой по инвестициям в акции. Имеет сертификаты CFA, АССА. Женат, двое детей. Увлекается горнолыжным спортом.

Андрей, на что вы делали ставку в прошлом году?

– Еще в начале года мы пришли к выводу, что в 2006-м бумаги нефтяного сектора окажутся «хуже» рынка. Главными темами в России в прошлом году были и, вероятно, в этом будут «фишки», связанные с инвестиционным бумом, ростом потребления и вообще со структурными изменениями в экономике. А они происходят под влиянием внутренних факторов и не зависят от колебаний на рынке сырья. Поэтому мы делали ставку на энергетику и банки, достаточно осторожно подошли к участию в IPO, поскольку более половины из вновь размещаемых на рынке акций показывают негативную динамику.

То есть в размещении «Роснефти» вы не участвовали?

– Мы приобрели небольшую долю. Но я бы не сказал, что эта компания очень интересна сегодня, разве что в связи с темой поглощения «Сургутнефтегаза».

Вы считаете эту перспективу реальной?

– Скажем так, по моему мнению, «Сургут» точно будет поглощен одной из госкомпаний, так как государство намерено вернуть себе все основные нефтяные активы. Это, кстати, не противоречит логике развития отрасли: в странах с высокой долей «нефтянки» в экономике преобладают госкомпании. Когда произойдет это поглощение? Здесь все зависит от мнения нескольких людей во власти.

Если говорить про финансовый сектор, то он представлен лишь одной «голубой фишкой» – Сбербанком. И тем не менее вы включаете в портфель другие банковские бумаги. Какие и зачем?

– Вы правы, ликвидных банковских бумаг на рынке практически нет. Поэтому стратегии, основанные на активной торговле, плохо работают в случае с акциями этого сектора. Мы не вели агрессивную скупку на рынке. Но участвовали в размещении нескольких средних кредитных организаций, таких как «Возрождение» и Сибакадембанк. Региональные банки чувствуют себя очень хорошо благодаря развитию продуктов, которые во всем мире составляют основу бизнеса, а именно кредитование малых предприятий и населения.

Вы упомянули про энергетику. Но здесь всего за два месяца рост составил более 25%. Не пора ли пересматривать отношение к этому сектору?

– До справедливых цен еще далеко. Они меняются в зависимости от правил игры, которые становятся все понятней. Если делать ставку на то, что лет через семь-восемь рынок генерации будет свободным и по рентабельности предприятия отрасли приблизятся к западным уровням, то потенциал представляется огромным. Еще больше он в сфере распределения энергии. Сетевые активы сильно недооценены из-за отсутствия четких правил игры и раздробленности, но именно эти проблемы будут решены в ближайшие два-три года.

Чего вы ждете от рынка акций в 2007 году?

– По моему мнению, базовый сценарий предполагает рост на уровне 25%. Если «поможет» нефть, то 30–40%.

А пессимистический сценарий?

– Минус в принципе возможен – в 10–12%. Россия перестала быть недооцененным рынком, и цены многих бумаг находятся на достаточно высоких уровнях. Вероятно, в следующем году мы увидим не одну коррекцию из-за волатильности на сырьевых рынках. Тем более год выборный и инвесторы будут более осторожны, чем обычно.

Какую операцию на рынке вы считаете самой успешной?

– Пожалуй, приобретение акций НЛМК и ряда стальных компаний в середине 2005 года, которое базировалось на нашем оптимистичном взгляде на рынок металлов. В тот момент все говорили о скором падении цен на сырье, а на самом деле за следующие шесть месяцев котировки этих бумаг выросли чуть ли не вдвое.

А провал?

– Их было несколько. Из острых моментов: я «проспал» кризис 1997–1998 годов. Оглядываясь назад, могу сказать, что тогда у людей, которые считали себя «профессионалами» фондового рынка, не было и десятой доли понимания того, что в реальности движет рынком и бизнесом.

Опыт службы на подводной лодке вам помогает?

– АПЛ прививает умение сохранять хладнокровие в критических ситуациях и в условиях агрессивной среды.

Василий Иванов, управляющий портфелем УК «Альфа-капитал»
$250 млн

Резюме
Родился 21 марта 1974 года в Москве. После школы поступил на физический факультет МГУ. Второе высшее образование получил в Академии внешней торговли. Знакомство с рынком начал в должности аналитика коммерческого банка. С 2002 года приступил к работе управляющего активами банка «Петрокоммерц». С мая 2006 года портфельный управляющий УК «Альфа-капитал». Отвечает за работу с облигационными и сбалансированными портфелями, в частности управляет фондом «Альфа-капитал», получившим пять звезд в рейтинге «Ф.». Женат, воспитывает дочь.

Василий, как вы выбираете бумаги для портфеля?

– Для начала определяю перспективную отрасль, затем начинаю изучать конкретных эмитентов. Но не все так просто, как кажется. Бывает, что инвестиционная идея уже созрела, но рынок не готов ее принять. Например, в первой половине 2005 года все уперлись в идею либерализации рынка акций «Газпрома», но никто не замечал развитие самой компании, рост прибыли, новые проекты. В результате бумага полгода стояла на месте, чтобы потом «выстрелить» и опередить рынок. То есть искать надо такие идеи, которые рынок воспринимает уже сейчас или способен отыграть через короткий промежуток времени.

И какая идея витает сегодня?

– Основной двигатель, конечно же, электроэнергетика. Средства наших клиентов, насколько это позволяют инвестиционные декларации, вложены в бумаги этой отрасли. Правда, в основном в акции РАО «ЕЭС России». В менее ликвидные инструменты большие суммы инвестировать сложнее – рискуешь искусственно сдвинуть котировки.

Фонд смешанных инвестиций «Альфа-капитал», насколько я понимаю, не специализированный. Что еще в его портфеле?

– Большая часть – все же акции. Сегодня мы пересматриваем свой взгляд на телекоммуникационный сектор, бумаги финансовых организаций. Что касается «нефтегаза», то привлекательно выглядит «Лукойл». Но у энергетики, «телекомов» и банков потенциал, по моему мнению, выше. К тому же в случае с «нефтянкой» приходится мириться с высокой волатильностью цен на сырье. Впрочем, если в этом секторе появятся новые идеи и мы увидим приток средств портфельных инвесторов в отрасль, мы готовы пересмотреть структуру активов.

На что вы ориентируетесь, покупая облигации?

– Мы ищем эмитентов, которые дают наилучшее соотношение трех параметров: доходность–риск–ликвидность. Особое отношение к бумагам компаний первого эшелона. Их мы используем для балансировки портфеля. Пусть их доходность к погашению всего 5–7% годовых. Но дело не в этом. Если вы прогнозируете коррекцию на рынке акций, которая продлится около месяца, вам надо продать рисковые ценные бумаги и разместить свободные средства. Наилучший вариант в этом случае – облигации первого эшелона. Спрэд по ним всего 5–10 базисных пунктов, по облигациям третьего эшелона – 50. В результате получается, что с учетом издержек краткосрочные вложения в бумаги третьего эшелона окажутся привлекательнее «голубых фишек» только при доходности в 10–12% годовых. А это по нынешним временам довольно высокий показатель для надежных выпусков.

Вы постоянно следите за котировками?

– Лично я – нет, большую часть времени у меня занимает анализ поступающей информации и поиск инвестиционных идей. К тому же мы не ориентированы на краткосрочные спекуляции. Хотя кто-то из сотрудников постоянно отслеживает и новостной поток, и информацию о торгах. И в случае необходимости связывается с портфельными менеджерами.

Чем пользуются управляющие, оценивая результаты работы «смешанного» фонда?

– Это зависит от компании. Ведь в различных УК смешанная стратегия может предполагать приоритет акций или, наоборот, доминирование облигаций. Сегодня результаты ИПИФа «Альфа-капитал» мы сравниваем с композитным индикатором, где 60% занимает индекс РТС, пересчитанный в рублевом эквиваленте, а 40% – индекс RUX-Cbonds.

Лично вам какими портфелями удобнее управлять?

– Сбалансированными, облигационными. Может быть, накладывается опыт работы в банке, я привык заботиться прежде всего о сохранности капитала. Все время, что работаю в сфере управлении активами, я ориентирован на абсолютный доход независимо от ситуации на рынке. Но такая философия не подходит для менеджера фонда акций. Если инвестор желает заработать 10–20% с минимальным уровнем риска, то он выбирает стратегии сохранения капитала. Или сбалансированные, если готов рискнуть частью денег.

Каково ваше отношение к риску в жизни?

– Я люблю ездить быстро. Но только тогда, когда я один в машине, а на дороге никого нет. В любом случае я не стану гонять со скоростью 130–150 километров в час в черте города.

Сергей Плосконосов, начальник отдела доверительного управления УК «Универ Менеджмент»
$180 млн

Резюме
Родился 19 января 1974 года. Окончил Московскую академию путей и сообщения. На фондовый рынок пришел в начале 1998 года: работал консультантом в инвестиционной компании. Впоследствии управлял портфелями УК «Олма» и НПФ «Благосостояние». С начала 2006 года работает в УК «Универ Менеджмент», где управляет, в частности, ПИФом «Универ – фонд акций», получившим пять звезд в рейтинге «Ф.». Женат, растит дочь. Кандидат в мастера спорта по настольному теннису.

Сергей, как вы принимаете решения о приобретении активов в портфель?

– У нас есть инвестиционный комитет, своеобразный «круглый стол», где все решения принимаются коллегиально. Если в процессе обсуждения приходим к единому мнению, тогда входим в рынок. Если кто–то не согласен, используем технический анализ.

Как часто приходится заключать сделки?

– Стараемся как можно реже, хотя чего греха таить, иногда и спекулируем. В конце концов, если бы все были инвесторами, на рынке стало бы скучно. Но если серьезно, то диапазон между сделками измеряется днями. А «внутри дня» я не работаю – не знаю такой технологии, которая позволяет «интрадейщикам» зарабатывать в долгосрочной перспективе.

А есть чем похвастать в спекуляциях?

– Судите сами: после коррекции выкупили фьючерсы на индекс РТС. За две недели практически 300% дохода. Кстати, из срочных инструментов мы в основном работаем именно с контрактами на индекс РТС. В нем учтены котировки 50 эмитентов, что нивелирует риск по отдельным компаниям.

С фьючерсными контрактами. А с опционами?

– С ними не работаем. Опцион – инструмент для хеджирования, он не приносит денег. К тому же в FORTS у опционов маленькая ликвидность. По той же причине фьючерсы на отдельные бумаги проходят мимо нас.

Как ваш фонд акций перенес майскую коррекцию?

– До мая у нас в портфеле в основном были компании нефтяного сектора. Потом решили переходить в защитные бумаги, но, как показала практика, рынок пока не готов к таким идеям. К тому же большинство инвесторов решили пересидеть в «кэше».

Вы ожидали, что во второй эшелон придет кто–то из крупных игроков?

– Да, такую ставку мы делали. Ведь если нефть перестает расти или даже падает, то в выигрыше остаются предприятия, заинтересованные в низких ценах. Например, «Автоваз», «Аэрофлот», розничные сети и транспортные компании – все должно было расти. Но, по сути, кроме Сбербанка ничего не порадовало.

Вы любите рисковать?

– Нет, скорее я консерватор. В моем арсенале четкая методология действий на рынке. Управление активами – это долгосрочная работа, которая требует соблюдения определенных правил. Да и в жизни я не азартен – в казино не хожу, там математическое ожидание выигрыша отрицательное.

На какие секторы рынка делаете ставку в 2007 году?

– Пока треть нашего портфеля инвестирована в компании нефтяного сектора, треть – в электроэнергетику, оставшаяся часть – в телекоммуникационные бумаги. Хотя к весне, может быть, выйдем из «телекомов». Ведь чудес не бывает, и «Ростелеком» просто наверстывал упущенное – когда весь рынок рос, он стоял на месте.

«Универ» проявил себя и на поприще управления пенсионными накоплениями. Скажем так, вы показали не совсем пенсионную доходность…

– Работа с этими деньгами зарегулирована до предела. Из акций управляющим разрешено вкладываться только в бумаги, входящие в высшие котировальные листы. Но, например, в листе А1 нет того же «Газпрома» или «Сургутнефтегаза». Большинство управляющих просто перестраховываются. Многие предпочитают инвестировать по максимуму в облигации. Получается, что бизнес строится не на эффективности управления, а на привлечении большего количества активов. Мы же, наоборот, будучи уверены в росте, выбрали все доступные лимиты по акциям.

Вспомните, пожалуйста, свою самую удачную сделку?

– В 1998 году купил РАО «ЕЭС России» по 32 копейки, а продал по 1,3 рубля почти через год.

А самая неудачная?

– О, это было недавно. Когда уходили домой, нефть была выше $60 за баррель, мы посчитали, что дальше падать не будем. Пришли с утра, а цена «черного золота» опустилась до $58. Рынок открылся вниз с «гэпом» в 5%. По фьючерсам потеряли немало.

Из всего многообразия спорта вы выбрали именно настольный теннис. Почему?

– У пинг–понга много преимуществ: можно играть в любом возрасте, нужно всего два человека, не надо ждать определенных погодных условий. В теннисе надо постоянно думать, что позволяет немного «разгрузить» голову.

Владимир Потапов, портфельный менеджер УК «Тройка Диалог»
$2,6 млрд

Резюме
Родился 27 октября 1982 года в Москве. С отличием окончил ГУ ВШЭ, учился в Народном университете Китая, где изучал китайский язык и экономику. Владеет тремя языками: английским, французским, китайским. В УК «Тройка Диалог» пришел в 2003 году. За два года прошел путь от младшего аналитика до портфельного менеджера. Своим наставником считает Олега Ларичева, признанного «Ф.» лучшим портфельным менеджером в 2005 году. Увлекается горнолыжным спортом и футболом.

Владимир, сколько средств под управлением лично у вас?

– Дело в том, что в нашей команде не принято закреплять отдельные портфели за определенным управляющим. Все решения принимаются на инвестиционном комитете в процессе обсуждения и распространяются на всех. Так, если мы считаем, что акции РАО «ЕЭС России» недооценены, мы приобретаем бумагу для всех портфелей, не отдавая предпочтений.

Работу на фондовом рынке вы начинали в качестве аналитика. Почему решили сменить специальность?

– «Сменить» – не совсем подходящее слово. Ведь в основе принятия инвестиционного решения лежит фундаментальный анализ. Мы должны понимать, сколько стоит компания, и вооруженные этим знанием покупать или продавать бумаги. Менеджер отличается от аналитика тем, что должен быстро реагировать на изменения ситуации. В то же время для меня как для портфельного управляющего не стоит задачи ловить лучшую цену внутри дня. Моя цель – выбрать отрасли и конкретных эмитентов, которые долгое время будут демонстрировать результаты, опережающие рынок.

То есть сами сделки вы не заключаете?

– В нашей компании портфельный менеджер генерирует инвестиционные идеи и принимает решения о включении или исключении ценных бумаг из портфелей на основе фундаментальных предпосылок. Инвестиционный отдел состоит из трех звеньев: аналитики, портфельные управляющие и трейдеры. Аналитики строят модели оценки предприятия, прогнозируют изменение денежных потоков компании. Менеджер определяет, какая бумага и в какой доле ляжет в портфели, и передает соответствующие инструкции трейдеру, задача которого приобрести выбранные активы по наилучшей цене.

Многие отмечают рост бумаг финансового сектора. Как, по-вашему, цена Сбербанка – предел?

– По моему мнению, Сбербанк должен стоить еще дороже. Оцените все его активы, посмотрите на темпы роста чистого процентного дохода, динамику объема выданных кредитов. При этом банк остается недостаточно эффективным: отношение операционных затрат к доходам – более 50%, снижение этого показателя может добавить стоимости этой кредитной организации.

Как часто пересматриваются портфели паевых фондов?

– Мы инвестируем, а не спекулируем – кардинальные изменения происходят не часто, но мы постоянно корректируем веса тех или иных бумаг, добавляем новые или избавляемся от тех, которые, по нашему мнению, фундаментально переоценены. Ребалансировка в несколько процентов происходит еженедельно. В этом году существенная корректировка произошла накануне майского падения. В конце апреля было ощущение, что рынок «перегрет», и мы увеличивали долю наличных средств, майскую фазу коррекции мы использовали для максимального увеличения доли акций в портфелях, вторую – июньскую, признаюсь, мы не ожидали.

Какова доля акций в портфеле фонда сейчас?

– Мы практически полностью в ценных бумагах, за исключением некоей «подушки» наличности для каждодневных расчетов. Конечно, уровни цен сегодня трудно назвать низкими. Но есть факторы, которые не дадут рынку упасть: ликвидность, отсутствие глобальных рисков, фактор зимы и решения OPEC, поддерживающие цены на нефть выше $60 за баррель. Да и с точки зрения фундаментального анализа еще есть куда расти. Аналитики в своих моделях закладывают цены на нефть на уровне $43 за баррель с 2010 года и $55 – в 2007-м, при этом видят потенциал роста от 20 до 50%. Есть и внутренние, исключительно российские, идеи. К примеру, либерализация внутреннего рынка газа и электроэнергии. Кроме того, настоящий бум переживают компании, ориентированные на внутренний спрос (в первую очередь из потребительского и финансового секторов). Телекоммуникации, наверное, последняя отрасль, которую пока не затронула реструктуризация, и скорее всего эта тема «отыграет» в 2007 году.

Много ли в портфеле фонда «Тройка Диалог – Добрыня Никитич» акций «Газпрома»?

– Примерно 15%. Мы ожидаем роста в 2007 году. Обратите внимание: все инвесторы с энтузиазмом восприняли новость о либерализации цен в электроэнергетике, но аналогичная новость в газовой отрасли прошла незамеченной. К тому же «Газпром» сильно отстал за последние полгода от рынка.

Дмитрий Романов, управляющий портфелем УК «Уралсиб»
$1 млрд

Резюме
Родился 18 мая 1972 года в Чернышевске Читинской области. В 1993 году окончил факультет математики и прикладной математики Новосибирского государственного университета. В середине 90-х работал начальником отдела автоматизации Красноярского отделения Сбербанка. С 1997 по 2002 год – специалист отдела торговых операций ФК «Профит Хауз». Начиная с 2003-го работает портфельным менеджером УК «Уралсиб», управляя самым большим розничным ПИФом «Лукойл Фонд первый». Женат, растит дочь. Увлекается парашютным спортом.

Дмитрий, насколько вы эмоциональны в работе?

– Эмоции – это субъективно, какое отношение они имеют к фондовому рынку? Переживания могут сильно навредить торговле и анализу. Поэтому в нашем бизнесе эмоции надо пресекать на корню.

Как вы поступаете, если внутренний голос подсказывает, что вот-вот какая-нибудь акция «рванет» вверх?

– У меня есть правило: после таких «озарений» подождать 15 минут и уже с холодной головой приступать к анализу идеи. К тому же это явление сложно назвать внутренним голосом. У меня на рабочем месте стоит семь мониторов, и, даже читая аналитику, прессу, я все равно поднимаю глаза и сканирую информацию. Это как водить автомобиль – дело техники.

Обычно такое внимание к текущим ценам свойственно поклонникам технического анализа. Вы из их числа?

– Я с уважением отношусь к техническому анализу, однако это лишь одна из многих моделей фондового рынка, на мой взгляд, не самая полная. Я сторонник комплексного подхода. Изначально я изучаю макроэкономические факторы, влияние зарубежных фондовых рынков и фундаментальные предпосылки для роста или падения. И только потом использую методы теханализа.

Тогда, быть может, семь мониторов помогают вам активно спекулировать?

– Когда у вас большой объем средств в управлении, трудно занимать спекулятивную позицию. Разумеется, можно купить ликвидные акции, скажем, на $50 млн для их перепродажи в течение дня. Допустим, вам повезет, и рост котировок составит малореальные 10%, соответственно доход – $5 млн. Но при миллиардном портфеле это всего лишь полпроцента. А риски между тем очень высоки. Но не буду скрывать: иногда удается неплохо спекулировать.

Есть ли у вас «любимая» акция?

– Сбербанк. Я хорошо представляю и понимаю этот бизнес. К тому же в случае форс-мажора «Сбер» будет последним кредитным учреждением, которое перестанет работать.

Какую сделку вы могли бы назвать самой удачной в своей карьере?

– Кстати, о спекуляциях… Недавняя история – купил акции РАО «ЕЭС России», продал через 30 минут после трехпроцентного роста, прибыль в абсолютном выражении – $1 млн. Если говорить про долгосрочные вложения, то самой успешной сделкой оказалась покупка большого пакета акций «Газпрома» в 2003 году. С тех пор я только продаю эти бумаги, чтобы не превысить лимит на одного эмитента.

А неудачи постигали?

– Неудачи нет, ошибки да. Конечно, без них не обойтись. Но способность «забывать», «эмоционально забывать» провальные сделки, чтобы не было давления на психику, – это один из секретов мастерства портфельного менеджера.

Как вы воспринимаете риски?

– Главное понять: доходность и риск всегда идут вместе. Если портфельный менеджер хочет получить хорошую прибыль, он должен быть готов взять на себя определенный риск.

Если по бумаге возникает убыток, вы будете его терпеть?

– Мой жизненный опыт показывает, что все большие потери происходили на эмоциональном фоне. Поэтому слово «терпеть» в нашем бизнесе не подходит. Если по открытой позиции возникает убыток, я могу просто зафиксировать его, при этом сохранив деньги и сняв риск более серьезных потерь. Если на момент закрытия позиции у меня нет готового инвестиционного решения, ненадолго размещаю деньги на депозите. Главное помнить: рынок завтра не «закончится» – сохранив деньги, ты со временем получишь возможность их приумножить.

Как чувствовали себя во время майско-июньской коррекции? Не было желания «погнаться за дешевизной»?

– В мае я был в отпуске. К тому же было видно, что рынок преднамеренно «сбивается» спекулянтами. Я не сторонник «дешевых» покупок. Дешево – это людская эмоциональная оценка.

Бумаги каких отраслей собраны в вашем портфеле?

– Металлургический, банковский, нефтегазовый секторы. Может быть, добавятся торговые сети и пищевая индустрия. Для меня важна ликвидность инструмента. Купить «Лукойл» на $100 млн не составит труда, а вот «Уралсвязьинформ» уже не получится.

Сергей Усиченко, руководитель департамента доверительного управления УК «Максвелл ЭМ»
$200 млн

Резюме
Родился 2 августа 1975 года на Украине. Окончил экономический факультет Приднепровской государственной академии строительства и архитектуры. Второе образование – MBA, Высшая школа международного бизнеса. С российскими ценными бумагами начал работать на Украине в 1999 году, потом перешел в ИК «Финам». В «Максвелл ЭМ» работает с 2004 года, управляя всеми активами, включая пятизвездочный фонд смешанных инвестиций «Максвелл Капитал». Женат, двое детей. Увлекается айкидо и подводной охотой.

Сергей, у вас под управлением не один ПИФ, но, судя по результатам, ваш «конек» – фонд смешанных инвестиций. Почему?

– Фонды этой категории дают управляющему большую свободу действий. Даже на падении рынка они способны показывать хорошие результаты. Необходимо лишь вовремя уменьшить долю акций в портфеле в пользу облигаций, которые можно условно назвать безрисковым активом. Вообще же, по моему мнению, искусство управляющего как раз и заключается в умении правильно выбрать соотношение безрискового и рискового активов.

Это вам помогло во время весенне-летней коррекции?

– Уже 10 мая, перед тем, как должно было прозвучать послание президента, мы сократили долю акций в портфеле с 90 до 40% от СЧА. Причем остались в основном эмитенты второго и третьего эшелонов. И только 10% у нас находилось в облигациях, остальная часть – денежные средства. Приходится учитывать особенности нашего рынка. К примеру, в США акции и облигации движутся в противофазе: пока одни дорожают, другие дешевеют. У нас же если падает, то все сразу. Кроме того, мы считали, что майское снижение на рынке акций будет недолгим, входить в облигации не было смысла.

А сегодня какую долю в вашем портфеле занимают акции?

– Около 95%. По моему мнению, высока вероятность повторения прошлогоднего зимнего ралли. Причем скорее всего подъем продлится до конца февраля. Если прикинуть, он составит примерно 15–20%. По итогам 2007 года мы ждем роста рынка акций на 30–35% и определяем целевой уровень индекса РТС в 2600 пунктов. Не стоит забывать, что 2007 год – предвыборный и катаклизмы на фондовом рынке нежелательны для власти.

Но, с другой стороны, инвесторы могут отказаться от дополнительных политических рисков и начнут закрывать позиции…

– Западные инвесторы больше реагируют на другие факторы: цены на нефть и процентные ставки в США. В прошлом году средняя цена барреля превысила $60. В этом году вряд ли что-то изменится. В первом полугодии, вероятно, будет расти напряженность в отношениях Америки и Ирана, да и выборы в Нигерии могут подлить масла в огонь. А сохранение стоимости барреля на уровне выше $60 означает, что по крайней мере акции нефтяных компаний падать не будут и поддержат рынок.

Вы думаете, цикл повышения ключевой ставки в США продолжится?

– Нет, мы ожидаем ее снижения в этом году. Правда, произойдет это не раньше марта. Понимаете, американская экономика реагирует на изменение процентных ставок с лагом около 9 месяцев. Последний подъем был в июне – к марту появятся результаты, которые ФРС сможет проанализировать и сделать выводы.

Что у вас в портфеле кроме нефтяных бумаг?

– Есть «телекомы», банковский сектор, электроэнергетика. Присутствуют акции государственных предприятий: «Роснефти» и «Газпрома». И если первый актив мы используем как защитную бумагу, то в случае со вторым мы надеемся на заметное повышение котировок. Ведь через «Газпром» государство будет наращивать свое присутствие в отрасли. Более того, по моим ощущениям к майскому посланию президента будут попытки вывести «Газпром» на первое место в мире по капитализации. Тогда уровень в 400 рублей за акцию перестанет удивлять.

Какой из управляющих компаний вы бы доверили свои деньги?

– Стоит обратить внимание, что при выборе фонда и УК инвестор должен взвесить два вида риска: рыночный и системный. Для оценки приемлемого для вас рыночного риска нужно решить, сколько денег вы готовы потерять в случае неблагоприятного движения. На основе этого выбирать категорию фонда: акции, облигации, смешанные инвестиции. Во-вторых, не стоит забывать о риске отдельно взятой управляющей компании: выберите плохую УК – лишитесь средств. Почти полностью этот риск можно нивелировать вложением в фонды фондов, которые сейчас активно развиваются на российском рынке.

Что посоветуете новичку, желающему попробовать себя в управлении активами?

– Как ни странно, но в начале пути получение прибыли опаснее убытков. Убытки заставляют постоянно анализировать ошибки, концентрироваться на работе и самосовершенствоваться, прибыль же, наоборот, расслабляет, и не каждый может справиться с головокружением от успехов. Поэтому разумные убытки не должны вас пугать.

Эдуард Харин, управляющий портфелем УК «Капиталъ»
$300 млн

Резюме
Родился 18 февраля 1982 года в Казани. Окончил ГУ ВШЭ в 2004 году. Еще до получения диплома начал работать в компании «Капитал Инвест», откуда перешел в «Брокеркредитсервис». Сейчас в качестве портфельного менеджера УК «Капиталъ» отвечает за работу с «голубыми фишками», в том числе в портфелях ПИФов.

Эдуард, как начался ваш путь в бизнесе управления активами?

– В 2001 году я открыл счет в брокерской компании. Как и большинство новичков, первые $1000 проиграл. Но с другой стороны, я приобрел опыт и знания по оценке рисков.

Вы бывший трейдер, привычка спекулировать осталась?

– Иногда я совершаю спекулятивные покупки, но не часто. Все-таки у меня задачи другие. Если трейдер пропустит рост бумаги в 2–3%, он станет «локти кусать», а управляющий даже не расстроится. «Срочность» денежных средств, находящихся в его распоряжении, не менее года, поэтому большинство вложений в акции носит не спекулятивный, а стратегический характер.

Что вас побуждает к фондовым покупкам?

– Все зависит от характера сделки. Если это спекулятивная покупка, то обычно решение основывается на текущих новостях или теханализе. Что касается среднесрочного или долгосрочного инвестирования, то здесь первую скрипку играют фундаментальный анализ, изучение аналитических отчетов и долгосрочных прогнозов.

Какие индикаторы технического анализа вы используете в работе?

– Я не изобретаю велосипед. Самые обыкновенные уровни поддержки и сопротивления, скользящие средние – все это работает. К тому же, по моему мнению, технический анализ – это смесь интуиции и накопленного опыта. Ведь бывает, портфельный менеджер не в состоянии объяснить мотивы, побудившие его к сделке, но все равно оказывается прав.

А вы доверяете своей интуиции?

– Не всегда. Скажем так, если бы я доверял внутреннему голосу, то был бы намного богаче. Но я стараюсь избегать излишнего риска, больше анализирую.

Работа портфельного менеджера подразумевает жесткую дисциплину…

– По крайней мере убытки я всегда фиксирую. Зато не всегда использую приказы take profit в соответствии с намеченным планом. Предположим, купил бумагу за $1, наметив выход при цене $1,5, но вскоре появляются положительные новости и котировки растут до $2. В этом случае управляющий может заработать больше, передвинув уровень take profit выше.

Вы акцентируете внимание на новостях?

– По моему глубокому убеждению, рынок в долгосрочной перспективе движется не по прихоти спекулянтов. Рынок двигают крупные инвесторы, которые в том числе обращают внимание и на новости.

С акциями какого сектора вы предпочитаете работать?

– Мне импонирует нефтегазовая отрасль, особенно бумаги «Лукойла» и «Газпрома». Эти акции очень ликвидны, а их волатильность позволяет неплохо зарабатывать. Кстати, покупка «Газпрома» в районе 20 рублей и продажа по 60 – моя самая удачная сделка. Правда, и неудачная тоже связана с нефтью, если помните, была такая компания «Юкос»…

Что вы как управляющий можете посоветовать инвесторам в этом году?

– С моей точки зрения, рынок будет выше текущих уровней. Особое внимание стоит обратить на «Газпром» или «Роснефть», которые способны увеличить капитализацию в полтора раза. Не забывайте о телекоммуникационном и банковском секторе.

Многие «телекомы» в конце 2006 года выросли на 20–50%. С чем это, по-вашему, связано?

– Точно сказать трудно. Но мне кажется, не обошлось без инсайдеров, которые играют на опережение, располагая информацией о ходе реформы «Связьинвеста».

Как сильно колеблется доля акций в вашем портфеле?

– Я работаю только с «голубыми фишками». Обычно до нуля доля акций не сокращается. Но и полностью акциями я тоже «загружаюсь» редко, разве что на очень хороших новостях. Обычно их доля колеблется в диапазоне от 30 до 70%.

Поработать со вторым эшелоном желания не возникает?

– Я занимаюсь только высоколиквидными эмитентами. Это другой рынок, более фундаментальный и требующий абсолютно другого подхода и отношения. Мне по характеру ближе работа с «голубыми фишками».

Андрей Ходарович, начальник инвестиционного управления УК «Интерфин Капитал»
$350 млн

Резюме
Родился 1 января 1970 года. В 1993 году окончил МИФИ. В 1998-м защитил диссертацию по физике атомного ядра и элементарных частиц. На фондовый рынок пришел во время учебы в аспирантуре. Два года проработал в компании «Альфа-Капитал». После кризиса 1998 года поступил в магистратуру ГУ ВШЭ. Тогда же получил предложение от ФК «Интерфин трейд». Начал работать трейдером. Вскоре стал управляющим активами, затем перешел в УК «Интерфин Капитал» на должность начальника инвестиционного управления. Сейчас исполняет обязанности управляющего директора.

Андрей, с какими инструментами вам приятнее работать: с акциями или облигациями?

– «Приятно», когда работаешь в русле объективного процесса. Фондовый рынок – это звено, которое должно связывать финансовые потоки с реальным сектором экономики: обеспечивать финансирование предприятий, выделять эффективные компании. В этом смысле на первом этапе достаточно интересен был рынок облигаций. Недаром он сильно вырос за последнее время. Но сейчас мы видим, что рынок созрел для привлечения ресурсов через размещение акций.

Вы спекулянт или инвестор?

– Работая трейдером, в основном занимал среднесрочные позиции. Сейчас больше инвестиционные.

Чем вы руководствуетесь при принятии инвестиционного решения? Как выбираются эмитенты?

– Фундаментальный анализ помогает выбрать отрасль, затем конкретный актив, технический – момент совершения сделки.

Что именно из теханализа вы используете?

– Стандартные инструменты: анализ уровней, объемов, индикаторов и т. п. Но все-таки больше внимания обращаю на фундаментальные факторы.

Российский фондовый рынок ограниченно ликвиден. Как удается заполнять портфели отраслевых фондов без искусственного движения котировок?

– Инвестиционные активы в портфеле пересматриваются нечасто. А спекулятивные бумаги, как правило, обладают достаточной ликвидностью. Сложнее наполнять портфели, у которых жесткие инвестиционные декларации. Речь идет, например, об активах Агентства по страхованию вкладов, средствах пенсионных накоплений, военной ипотеки.

Как пережили майскую коррекцию? Пытались ли активно управлять портфелем?

– Сокращал долю нефтяных бумаг, но оставил в портфеле акции предприятий, ориентированных на внутренний спрос. Думаю, в 2007 году именно такие эмитенты будут чувствовать себя лучше рынка.

А сам рынок вырастет?

– Думаю, да. Но темпы роста могут замедлиться.

Когда вы «разгружаете» портфель, переходите в «кэш» или в облигации?

– Если коррекция недолгая, переходить в долговые инструменты с их низкими доходностями особого смысла нет. Но когда интервал составляет более месяца, то стоит подумать о том, чтобы «переложиться» в облигации.

Вы рискованный человек?

– Настолько, насколько это соответствует инвестиционной декларации…

А в жизни? Может быть, каким-нибудь экстремальным видом спорта увлекаетесь?

– Раньше занимался различного рода единоборствами, сейчас больше привлекают шахматы.

А если бы вы инвестировали свои средства, вложили бы их в отраслевой фонд?

– Инвестиции в акции имеют высокую степень риска. Если инвестор принимает этот риск на себя, то вложения в отраслевые ПИФы, ориентированные на внутренний спрос, представляются перспективными.

Как много времени вы уделяете работе?

– Целый рабочий день. Но иногда сложно переключиться даже дома.

Наверное, приходится читать много литературы?

– Это та часть работы, которая требует к себе немало внимания. Приходится просматривать аналитику, различную периодику. Если же говорить про учебники, то на них как раз времени не хватает. К тому же все свои знания я получаю на работе.

Вы не жалеете, что ушли из науки в финансовую сферу?

– Нет, потому что здесь востребованы практически те же качества и навыки. Переход из одной сферы в другую был для меня относительно безболезненным.

Что необходимо, чтобы стать портфельным менеджером?

– Здесь должен быть индивидуальный подход. Надо получить специализированное образование, аттестаты и начинать работать. А дальше практика покажет.

Владимир Цупров, директор департамента управления активами УК «КИТ Финанс»
$500 млн

Резюме

Родился 5 декабря 1976 года в Санкт-Петербурге. С отличием окончил Университет экономики и финансов. Работал аналитиком в «Вэб-инвест.ру». Переехав в Москву, получил должность начальника управления активных операций банка. Сегодня работает в УК «КИТ Финанс», где координирует работу департамента управления активами. Женат. Занимается хоккеем, футболом и сноубордингом. Увлекается фотографией.

Какие трудности возникают при формировании отраслевых фондов?

– Главная – наполнение портфеля. К примеру, нам было тяжело создавать фонд, ориентированный на финансовый сектор. В тот момент даже теоретически нельзя было заполнить его акциями полностью. Поэтому и индекс для оценки качества управления ПИФом составлен из акций только на 85%, остальная часть – облигации. В каком-то смысле мы сыграли на опережение.

«Идейные» фонды для «продвинутых» пайщиков?

– Нужно четко понимать: в нашей стране сложно предугадывать, какая отрасль «выстрелит». Посмотрите на электроэнергетику: рост в последнее время связан с притоком «свежих» денег, но полтора года назад никто об этом не думал. Отраслевые фонды подходят всем пайщикам, но есть два пути: либо ты делаешь рискованную ставку подобно тому, как это происходит на ипподроме, либо инвестируешь на основании осознанного выбора или какой-то идеи.

Почему некоторым индексным фондам удается обгонять свои ориентиры? Проявляют активность?

– Это безумие, с моей точки зрения. Портфельные менеджеры в ПИФе с пассивным управлением пытаются применить активные стратегии, выходя в наличность. Если бы у меня работали такие управляющие, я бы их уволил. Философия индексного фонда – это копирование своего ориентира.

Увидим ли мы в этом году такой же рост, как в 2006-м?

– Вряд ли. Мы ожидаем, что рынок уйдет выше 2000 пунктов по индексу РТС, примерно до уровня в 2200–2400. Этот год будет волатильным: скоро выборы и пока не понятно, кто станет преемником.

Когда спекуляции переходят в инвестиции?

– Разница между спекулянтом и инвестором не в сроке вложений. Задача спекулянта – заработать прибыль при заданном уровне риска, оформленном в stop loss. Инвестор действует по-другому: определяет цель, основываясь на каких-то факторах, а риск обычно сводится к тому, реализуются эти факторы или нет.

Многие во время коррекции использовали механизм усреднения стоимости пая…

– С начала существования фондового рынка люди пытаются создать математическую модель, которая позволила бы систематически обыгрывать рынок. Надо понимать, что спекулятивная торговля – это игра с отрицательным матожиданием. Создать идеальную модель невозможно. Ведь если бы она была создана, то все играли бы по ее правилам. Кто у кого тогда бы отнимал деньги? Я считаю, что лучший способ инвестирования – тот, который позволяет зарабатывать прибыль, не теряя нервных клеток.

Используете ли вы технический анализ?

– Это один из инструментов, без которого картина будет неполной. Например, майскую коррекцию можно было спрогнозировать только с помощью «техники». Но меня не интересуют никакие индикаторы, потому что в них нет смысла. Для меня технический анализ – это в первую очередь наложение событий на график: я смотрю выходящие новости, как они влияют на цены смежных сегментов. Если положительные новости не воспринимаются, значит, рынок перекуплен и любое отрицательное известие приведет к снижению цен. В свое время, когда я стажировался аналитиком, увлекался изучением теханализа, строил различные системы. С каждым годом я удалял с графика по одному индикатору. В конце концов у меня остались только цена и объем.

Как стать портфельным менеджером?

– Нужно просто стараться. Вот яркий пример. Фондом электроэнергетики у нас управляет специалист, который начинал с должности консультанта по продажам. Потом его заметили и повысили до аналитика. Он проявлял прямую заинтересованность в работе на фондовом рынке, высказывал интересные идеи.

Вы работаете и с акциями, и с облигациями. Какая сделка с этими инструментами запомнилась больше всего?

– Три года назад, когда работал в Москве, мы сформировали большую позицию по облигациям России. Сначала мы ушли в минус. И вдруг без всяких на то причин начался рост. Мы решили попридержать позицию. За несколько дней перекрыли минус и неплохо заработали. Все оказалось просто – вскоре вышла новость о повышении рейтинга России. После этого забавно слушать рассуждения об отсутствии инсайда.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль